Тиуанако (Tiwanaku)

Тиуанако — археологический комплекс, расположенный на высокогорном плато Альтиплано, в 20 км к юго-востоку от озера Титикака, департамент Ла-Пас, Боливия. Тиуанако был внесен в Список Всемирного наследия ЮНЕСКО в 2000 году как «свидетельство мощи империи, сыгравшей главную роль в развитии цивилизации доколумбовой Америки». Тиуанако был центром одноименной цивилизации, существовавшей на берегах озера Титикака в XV-XII веках до нашей эры. До сих пор остается загадкой, как аборигены Южной Америки сумели построить эти сооружения из камня на высокогорном плато, поскольку некоторые блоки весят до 200 тонн. Не менее загадочен и закат культуры Тиуанако, существовавшей задолго до инкской империи на территории современных Боливии, Перу, Аргентины и Чили.

Обнаружение

Когда-то город назывался Тайпикала – Центр мира, по другим данным, Виньаймарка – Вечный город, а нынче имя его Тиауанако – Мертвый город.

В настоящее время считается, что Тиауанако было столицей одноименной доинкской цивилизации, которая доминировала в регионе Андских гор между 500 и 900 гг. н.э. В городе во время его расцвета проживало около 20 000 жителей, он занимал площадь в 2,6 кв. км. Сама же тиауанаканская культура зародилась приблизительно в 2000 – 1500 гг. до н.э.. Есть ещё точка зрения что в период между 300 г. до н.э. и 300 г. н.э. город Тиауанако был религиозным центром, в котором совершались паломничества. Со временем Тиауанако стал имперской столицей.

Хотя первые исследователи Тиауанако считали, что он не мог быть крупным городом, а лишь «церемониальным центром с небольшим количеством постоянных обитателей». Так, пионер американской археологии Эфраим Джордж Скуайер в 1877 г. писал: «Эта область не может снабжать продуктами питания или поддерживать значительное население и не подходит для расположения столицы государства. Тиауанако мог играть только роль священного города, положение которого и было определено случаем, пророчеством или сновидением...». И в настоящее время местность близ озера Титикака мало пригодна для ведения земледелия обычными методами. Плачевное состояние сельского хозяйства в этом районе сегодня – прямое тому доказательство. Но исследования показали, что сельское хозяйство тиауанаканцев находилось на столь высоком уровне, что вполне могло прокормить столицу.

На обнажившихся от ушедшей воды озера землях имеются характерные чередующиеся полосы поднятия и опущения почвы. Только в 60-х гг. XX в. удалось понять назначение этих поднятых полос-платформ и мелких каналов. Видимые сегодня эти «вару-вару», как называют их индейцы, оказались частью агротехнического комплекса, созданного в древние времена, но «превзошедшего современные системы землепользования». Сейчас они называются «поднятыми полосами». На равнине вокруг озера Титикака жители насыпали искусственные курганы из почвы, орошаемые с помощью каналов между полями.

Работы по воссозданию системы поднятых полей показали, что картофель, к примеру, здесь растет гораздо лучше, чем при обычной посадке в сухую почву на равнине. На этой высоте главным врагом земледельцев должны являться заморозки, которые наносят большой ущерб урожаю. На поднятых полях воздействие заморозков сводится к минимуму, так как вода в каналах вокруг них сохраняет дневное тепло и поддерживает более высокую температуру, чем на окружающей равнине. Урожай на поднятых полях не страдает и от жгучей засухи, и от наводнений, когда затапливает соседние поля. На экспериментальных участках картофель давал втрое больший урожай, чем на наиболее продуктивных современных полях.

Для А. Познански не было сомнений в том, что Тиауанако является самым древним и самым значительным городом Нового Света. Здесь правила верховная раса, учредившая законы и нормы морали, которые распространились до Аргентины и юго-запада современных Соединенных Штатов. Прибрежное положение Тиауанако обусловило процветание города.

А. Познански пришел к заключению о том, что Тиауанако пережил две катастрофы – одну природную, вызванную лавиной воды, а затем некое бедствие неизвестного происхождения. По мнению Познански, непосредственной причиной гибели Тиауанако явилось наводнение – об этом свидетельствует наличие представителей озерной флоры (Paludestrina culminea, P. andecola, Planorbis titicacensis и др.) в наносах вместе со скелетами людей, погибших в катаклизме. Кроме того, в этом же наносном слое обнаружены кости рыб Orestias из современного семейства bogas. Также было обнаружено, что фрагменты скелетов людей и животных лежат в хаотическом беспорядке вместе с обработанными камнями, орудиями, инструментами и бесчисленным количеством других предметов. Видно, что все это волокла, ломала и сваливала в кучу какая-то сила. Любой, кто взял бы на себя труд выкопать шурф метра в два глубиной, не смог бы отрицать, что все эти кости, керамику, драгоценности, орудия и инструменты собрала и смешала разрушительная сила воды в сочетании с резкими движениями грунта. Слои наносов покрывают целые поля обломков строений, и озерный песок, смешанный с раковинами из Титикаки, раздробленный полевой шпат и вулканический пепел накопились в замкнутых пространствах, окруженных стенами…

Алан Колата, американский археолог, антрополог и этноисторик, считает, что причиной падения Тиауанако стала природная катастрофа, но не наводнение. В андских ледниках и в осадках на дне озера Титикака сохранились свидетельства долгого засушливого периода, который начался в X в. и продолжался не менее чем до 1300 г. Вода ушла с поднятых полос, что привело к неурожаям. В результате вся система имперской власти начала рушиться и, оказавшись не в состоянии поддерживать городское хозяйство, люди покинули Тиауанако и больше уже не возвращались туда.

Первым инкским правителем (если не считать легендарного Манко Капака), который побывал в Тиауанако, был Майта Капак. Город в то время уже был вымершим. Именно инки назвали его Мертвым городом – Тиауанако. По свидетельству испанского хрониста Педро Сьесы де Леона, первые Инки постоянно занимались строительством своего двора и резиденции в этом Тиагуанако. В стороне от древних сооружений Тиауанако в его бытность находились постоялые дворы Инков, и дом где родился Манко Инка. Рядом с ними были расположены две гробницы местных правителей этого селения. На священном острове Титикака, куда по легенде Инти спустил на землю первых инков Манко Капака и его сестру и жену Маму Окльо, инки построили «богатейший храм, целиком обшитый слитками золота, посвятив его Солнцу, куда поголовно все провинции, подчиненные инкам, каждый год приносили подношения в виде золота, и серебра и драгоценных камней». По данным Педро Сьесы де Леона, из храма Солнца «испанцы в разные времена взяли прилично» и сокровищ там уже нет.

Однако у Гарсиласо де ла Веги другая версия: «Как только индейцы узнали о приходе на те земли испанцев и что они забирали себе все богатства, которые находили, они бросили все в то великое озеро». Со времен вторжения испанцев и до сравнительно недавнего времени Тиауанако подвергался разрушению.

Раскопки

Одна из самых больших проблем исследования истории цивилизаций, находившихся на территориях современных Перу и Боливии, – это отсутствие письменности. Есть сведения о том, что письменность была, но в какое-то время боги ее запретили, и все письменные объекты были уничтожены по их приказу. А важнейшие события были отражены в мифах и легендах, которые индейцам было велено запоминать и передавать из поколения в поколение в виде песен. Оставшимися письменными источниками по доколумбовой истории Перу являются записи испанских священнослужителей, суть которых было изучение нравов, обычаев и верований народа их населяющего. Эти записи должны были облегчить покорение индейцев и обращение их в христианство. Однако информация, собранная священниками, зачастую была изначально искажена индейцами из-за нежелания сотрудничать. Она могла быть неправильно понята хронистами, поскольку сообщалась на чужом, малознакомом языке и могла быть столь невероятна для европейца, что его ум отказывался ее понимать и интерпретировал в соответствии с привычными представлениями о миропорядке и пр.

О Тиауанако бесценная информация содержится в «Хронике Перу» Педро Сьесы де Леона. В 1540 г. он посетил развалины Тиауанако и записал связанные с ним легенды. Также представляет большой интерес труд Инки Гарсиласо де ла Веги «История государства инков».

Испанцы, с одной стороны, собирали некоторую информацию, которая и сейчас используется историками, с другой стороны, они лишили их не менее важных – материальных свидетельств. Они сделали достаточно, чтобы уничтожить духовную и материальную культуру индейцев, обращая их в христианство и грабя и разрушая их строения и используя их камни для строительства своих храмов. По данным А. Познански, бóльшей части составлявших их блоков руины Тиауанако лишились в начале XVII в., когда была построена церковь в деревне Тиауанако. «Бронза огромных болтов, которыми соединялись каменные плиты, – писал он, – была использована при отливке колоколов для той же церкви». В относительной сохранности после конкистадоров осталось лишь то, что было надежно укрыто землей и могло быть найдено археологами.

Вначале Тиауанако какое-то время действительно было надежно укрыто землей, над которой возвышались только огромные вертикальные столбы и, что удивительно, совершенно ровно стоящие и не расколотые Врата Солнца. Больше всего удивительно даже не запустение этого места, а то, что оно было покрыто таким слоем почвы, что смогло превратиться в пахотное поле. Но для образования культурного слоя подобной толщины, нужно, чтобы здесь жило очень много людей в течение очень долго времени. Но ничего такого не было. Значит, в самом деле Тиауанако было спрятано богами с помощью какого-то стихийного бедствия. Какого? На эту роль подходит только наводнение.

На счет наносов аллювия А. Познански писал следующее: «Есть много оснований полагать, что Пума-Пунку было почти полностью покрыто наносами аллювия, которые были сметены, в частности, во время очень старых поисков задолго до конкисты. Позже, когда жители Пиренейского полуострова пришли на Альтиплано, новые раскопки в поисках скрытых сокровищ были проведены в больших масштабах. Еще позже, в тот период, когда эти руины служили карьером для строительства церкви в современной деревне Тиуанако, остальная часть наносов, которыми все еще были покрыты руины, была удалена. Охотники за сокровищами искали даже под огромными блоками, таково было жгучее желание найти богатство». После разграбления Тиауанако в XVII в. интерес к нему, видимо, ослабел, и его на некоторое время оставили в покое. Но в любом случае для испанцев оно являлось наследием коренного населения, к которому они испытывали отвращение и ненависть. Изменение отношения к этим руинам имело место во время войны за независимость от испанского господства (1810 – 1826), когда Тиауанако и доколумбовое прошлое были поддержаны молодыми борцами за независимость в качестве икон новой нации. Эта точка зрения подтверждается тем фактом, что в 1825 г. Хосе Антонио де Сукре – вначале правивший как освободитель Боливии, а затем как президент – приказал выкопать из земли и поднять Врата Солнца в Тиауанако в качестве символа роста новой нации. Эти националистические настроения были недолгими, а боливийская республиканская интеллигенция выступала в поддержку идеи о врожденной преступности и неполноценности коренных андцев. Боливийских ученые в это время изображали Тиауанако как символ прошлого, который должен быть уничтожен, чтобы перейти к более просвещенной эре.

Эфраим Скуайер во время своего посещения Тиауанако в начале 60-х гг. XIX в. был свидетелем этого. В своей книге «Перу. Эпизоды путешествия и исследование в стране инков» Э. Скуайер пишет: «Первое, что поражает в селе Тиауанако посетителя, – это большое количество прекрасного тесаного камня в грубых строениях, мостовых, оградах дворов. Он используется в качестве перемычек, косяков, сидений, столов, емкостей для воды. Церковь построена в основном из него… Повсюду остатки древностей из соседних развалин, которые были реальным карьером, откуда были взяты тесаные камни не только для Тиауанако и для всех деревень и церквей его долины, но и для возведения собора Ла-Паса, столицы Боливии… Памятники прошлого обеспечили материалами большинство общественных зданий, мостов, автомобильных дорог сегодняшнего дня». «С 1833 года, однако, иконоборцы заработали с новой силой, – рассказывает Э. Скуайер. – Не сумев демонтировать массивные камни, составлявшие базу так называемого Зала правосудия, они заминировали их и взорвали их с порохом, извлекая многие тщательно вырезанные фрагменты, чтобы выстлать собор Ла-Паса». Зал правосудия находился в 250 шагах к юго-востоку от Акапаны, стоял на платформе, скрепленной медными зажимами, и имел стены из гигантских монолитов. Размерам слагающих его камней, по словам Э. Скуайера, удивлялся Педро Сьеса де Леон. Осталось только описание Зала и тех архитектурных и строительных чудес, которые там были, сделанное незадолго до их уничтожения Альсидом д’Орбиньи. В Тиауанако испанцы взрывали даже большие скульптуры, чтобы использовать их куски как строительный материал. Такая судьба постигла и две огромные статуи, которые описывал Педро Сьеса де Леон: «За этим холмом (за Акапаной – Ф.Ó.) находятся два каменных идола. Они настолько огромные, что кажутся маленькими гигантами, и видно, что их внешний вид и длинные одеяния отличаются от того, что мы видим у местных жителей этих провинций. На головах у них, кажется, есть их орнамент (украшения)». Эти статуи были разбиты на куски пороховыми зарядами.

К началу XX в. отношение к Тиауанако не изменилось. Его продолжали связывать с нецивилизованным прошлым и не только не пытались сохранить, но по-прежнему стремились уничтожить. По словам А. Познански, происходило «систематическое разрушение руин Тиуанако, уничтожение, осуществляемое как строителями железной дороги Гуаки–Ла-Пас, так и индейским контингентом современной деревни Тиуанако, который использовал руины в качестве карьера для коммерческой эксплуатации».

А. Познански обращался к Мануэлю Висенте Балливиану, президенту Географического общества Ла-Паса, добился, чтобы в Конгрессе прошли законы по охране археологических памятников Боливии, но они не работали.

Отношение к Тиауанако изменилось только в результате революции 1952 г., когда к власти пришли националистические лидеры. При жизни А. Познанскиони нападали на него. Но после его смерти в 1946 г. они охотно приняли его мнение о том, что Тиауанако как славное прошлое объединяет всех боливийцев. В свете этого нового мировоззрения важные шаги были предприняты правительством Боливии в 1953 г., чтобы институционализировать археологию, что являлось частью задачи интеграции коренного большинства боливийцев в общественную жизнь страны. Археолог Карлос Понсе Санхинес был самопровозглашенным пионером и лидером этого движения, согласно идеи которого национальная идентичность основана на раскрытии и сохранении общего андского прошлого. Он руководил Боливийским государственным центром археологических исследований Тиауанако (создан в 1957 г.) в течение последующих четырех десятилетий и опубликовал некоторые эссе, статьи и книги. И до сих дней он считается самым влиятельным специалистом в Боливии по археологии Тиауанако. К. Понсе и его команда археологов взяла на себя задачу восстановления Храма каменных голов и Каласасайи (60-е гг. XX в.).

Тогда же стало набирать силу движение коренных народов за обретение политической и социальной власти, заявившее о своей потребности в автономной индейской культурной самобытности. Отвергнув идею националистов о включении индейских народов в западное общество, Боливия начала строить новую модель боливийской национальной идентичности, в многоэтничности индейских народов, а Тиауанако стало символом для движения коренных народов. В 1992 г. Единая конфедерация профсоюзов трудовых крестьян Боливии организовала акцию протеста по стране в связи с пятисотлетием испанского колониализма в Америке. В рамках этих протестов аймары провели символический захват Тиауанако и провозгласили его столицей своего нового государства. Придя к власти, президент Боливии Эво Моралес, две инаугурации по обрядам аймаров которого проходили в Тиауанако, дал обещание что раскопки в комплексе будут продолжены. Однако работы, которые сейчас ведутся на территории Тиауанако, непохожи на археологические раскопки.

В 2000 г. «древний город Тиауанако» как «духовный и политический центр доиспанской индейской культуры» был признан ЮНЕСКО памятником всемирного наследия. Но состояние комплекса вызывает у Центра всемирного наследия ЮНЕСКО большие опасения. В марте 2010 г. Центр всемирного наследия выразил глубокую обеспокоенность министру культуры Боливии в связи с ненадлежащим осуществлением трехлетнего «Проекта по сохранению и консервации Тиуанако и пирамиды Акапана», финансируемого японскими внебюджетными фондами. Центр недоволен системой управления комплексом и, в частности, музеями, отсутствием работ по укреплению пирамиды Акапана, ухудшением сохранности археологических коллекций музеев, отсутствием запланированных археологических раскопок и действиями муниципалитета, предпринятыми без одобрения министерства культуры, что необходимо, учитывая статус Тиауанако как объекта всемирного наследия.

Изучение и восстановление археологического комплекса Тиауанако, оставляют желать лучшего. И не для кого не является секретом, что строительство в Тиауанако ведется в основном для того, чтобы получать доход от туризма. А туристам неинтересно смотреть на развалины, поэтому главный объект комплекса – пирамида Акапана должен быть отстроен как можно скорее. По словам оправдывавшегося за неприемлемое качество работ в Акапане тогдашнего министра культуры Боливии Пабло Гру, 5 лет назад здесь был просто холм, а теперь (2009) – уже нечто похожее на оригинальную конструкцию.

Журналисты, освещающие проблемы Тиауанако, называют восстановление Акапаны «археологической пародией» для привлечения туристов, пишут, что из-за макияжа пирамиды Тиауанако может потерять статус объекта культурного наследия. Ступени пирамиды обкладываются кирпичом (скорее всего, необожженным), а затем штукатурятся, тогда как древние строители использовали тесаный камень. Разумеется, результат нужно назвать новоделом и всячески его осудить. Но не стоит забывать, что каменная облицовка пирамиды была утрачена, а добыча, доставка и обработка камня – дорогое удовольствие, тем более в горах. К тому же плиты, весящие немало, нужно еще и уложить. Мы должны понимать, что того произведения высочайшего строительного искусства, исполненного с помощью богов, нам не получить уже никогда. Вряд ли нанятые для раскопок и строительства в Тиауанако коренные жители смогут повторить или, по крайней мере, приблизиться к тому, что невозможно сделать даже с применением новейших технических разработок. На малобюджетный способ «реставрации» пирамиды Акапана, несомненно, можно было бы, посетовав немного, закрыть глаза. Но хуже всего то, что, по свидетельству сеньора Хосе-Луиса Паса ее строительство ведется в манере «free-hand with the design».

Но все же следует сказать, используя слова Э. Скуайера, что Тиауанако, даже «являясь подновленными разграбленными руинами, все равно имеет достаточно свидетельств былого величия».

Три периода строительства Тиуанако

Как известно, А. Познански выделял три основных периода Тиауанако. К первому периоду он относил «как здание исключительно этого периода» Храм каменных голов. Тогда было начато возведение пирамиды Акапана, а также Храма Луны (Пума-Пунку). Строительство Акапаны и Пума-Пунку было продолжено во втором и третьем периодах. Каласасайя была заложена во втором периоде и достраивалась, реконструировалась и ремонтировалась в третьем периоде. Ко второму периоду относится и большое крыльцо Каласасайи. В третьем периоде был сооружен ее внутренний храм – sanctissimum и Врата Солнца.

Из строительных материалов в первом периоде был использован исключительно песчаник, который поступал из горных районов к югу от руин. Для некоторых работ (скульптур голов, установленных в стенах храма) применялся известковый туф.

Во втором периоде были использованы, хотя и в небольшом масштабе андезиты. Кроме того, во втором периоде тиауанаканцы использовали монолиты из песчаника, принадлежавшие храмам предыдущего периода, переделывая их «в соответствии со своим собственным мерилом, со своим новым стилем и символическим декором».

В третьем периоде все было сделано исключительно из твердой андезитовой лавы, как, например, балконная стена и реконструкции второго периода. При этом андезитовые блоки добывались в очень отдаленных от церемониального центра районах.

Так, бронза появляется в третьем периоде. Часто отмечается ремонт в стенах предыдущих периодов, во время которого они соединяли блоки с помощью бронзовых болтов; они использовали их различные формы собственных конструкций, даже в виде кольца. Существует мнение, что соединительные детали для ремонта блоков, напротив, не изготавливались заранее, а расплавленная бронза заливалась в сделанные углубления и, застывая, скрепляла блоки и принимала очертания выемки. Однако выпуклая форма соединительных элементов заставляет усомниться в этом предположении.

Особо выделяет А. Познански астрономические знания тиауанаканцев: «В числе наук, которые они знали… они освоили астрономические аспекты меридиана, с помощью которого можно было точно определить «амплитуду» солнца в третьем периоде и с этим, в свою очередь, наклон эклиптики – значение, которое предоставляет нам основу для определения приблизительного возраста Тиуанако. С помощью этого знания были установлены равноденствия и солнцестояния, были известны афелий и перигелий, был использован солнечный год, разделенный на двенадцать месяцев. Даже зодиак стал известен… но в форме, до некоторой степени отличающейся от известного образца древних семитских мудрецов Халдеи, чьи знания перешли в астрономию сегодняшнего дня».

Время возникновения

В начале XX века Артур Познански обнаружил, что астрономическая ориентация храма не соответствует наклонению оси Земли в наше время, равному 23,5 градуса. Воспользовавшись тогда только что опубликованными сэром Норманом Локьером археоастрономическими теориями, а также формулами, представленными на Международной конференции астрономов в Париже в 1911 году, Познански датировал Тиауанако приблизительно 15000 г. до н.э. Эти результаты вызвали интерес, и в 1926 году в Тиауанако была направлена Германская астрономическая комиссия, в состав которой вошли доктор Ганс Людендорф, доктор Арнольд Кольшуттер и доктор Рольф Мюллер. Они подтвердили вывод Познански о том, что Каласасайя была астрономической и календарной лабораторией, но время ее строительства определили либо 15000 годом, либо 9300 г. до н.э. , в зависимости от принятых допущений. А. Познански говорит и о других аспектах, которые, хотя и не имеют астрономического свойства, подтверждают и укрепляют предположение о крайней древности столицы Американского человека. Они заключаются в следующем:

1. Очевидно, вне всякого сомнения, что жители Тиуанако знали ныне вымерших животных, которых они воспроизводят точно посредством стилизации их на керамике и других скульптурных работах. Эта фауна, возможно, исчезла в конце последнего периода оледенения на Альтиплано, как показывают аллювиальные слои.

2. Некоторые человеческие черепа найдены в глубоких слоях Тиуанако полностью окаменели.

3. Одно из решающих доказательств возраста человека Тиуанако – это подземное жилище. В эту эпоху, особенно в первом периоде, они не строили дома, их храмы были полуподземными зданиями. Этот примитивный обычай сохраняется во втором и третьем периодах, в которых даже тот правящий класс, который жил на острове, окруженном рвом, жил в крошечных домах, где они жили и спали на корточках. До этого времени четыре из них были найдены в почти неизменном виде, и до наших исследований были найдены еще два».

4. Еще одним из факторов, которые повлияли на развитие человека в Тиуанако, является климат. Если бы эта столица была построена на той высоте над уровнем моря, как сегодня, климат был бы суровым и непригодным для жизни человека, как это отмечается в настоящее время, с его атмосферными феноменами, которые так неблагоприятны для развития сельского хозяйства и скотоводства. При таких обстоятельствах невозможно было бы достичь чрезвычайно высокой плотности населения, как это было в прошлых эпохах. Климатический пояс изменился с периода апогея этой цивилизации до настоящего времени. Северная часть поднялась, и южная часть претерпела большое падение.

5. Фауна и флора радикально изменились с эпохи величия до нашего времени. Это может быть доказано остатками морской фауны, найденными в настоящее время в озере Титикака и в глинах подпочвы Тиуанако.

6. Несомненно, что великое Андское озеро образовалось от таяния ледников, существовавших во второй и третий периоды, и что в предыдущий период это озеро было очень мало – намного меньше, чем в настоящее время. На его берегах существуют созданные руками человека сооружения, которые были выявлены огромным и заключительным убыванием озера. Полностью эродированный блок – в свое время также резной… на котором солнце восходит в день зимнего солнцестояния.

7. Разрушение блоков первого периода, которые состоят исключительно из красного песчаника, и их очень примитивной скульптуры из известкового вулканического туфа показывает истирание, длившееся на протяжении нескольких тысяч лет. Это – факт, несмотря на то, что, возможно, также в течение тысяч лет они лежали, покрытые аллювиальными осадками, которые позже, мало-помалу, были смыты проливными дождями, которые в большей части открыли их. Даже блоки из очень твердой андезитовой лавы второго периода, особенно на восточном фасаде Каласасайи, показывают значительное изнашивание в результате эрозии, в частности, два монолитных блока по сторонам крыльца, хотя они и были засыпаны землей до 1903 г.

8. Ледниковое Андское озеро, или, как д’Орбиньи его называет, «внутреннее море», безусловно, достигало во втором периоде и, несомненно, в третьем границы монументов Тиуанако. Это утверждение доказано наличием множества гидротехнических сооружений, таких, как пристани, каналы, и особенно, водослив, с помощью которого сеть каналов отводила воду.

9. Южный наклон континента такого рода может произойти только в результате геотектонических факторов, вызванных, в свою очередь, прекращением воздействия большого давления (льда) на ту часть, которая составила сегодня Альтиплано.

10. По аналогии можно заключить, что последний ледниковый период имел место в Южном полушарии в то же время, что и в Северном, так как нет ни атмосферного, ни космического фактора, который нам удалось бы обнаружить, который мог бы предотвратить это.

11. Истинная причина последней ледниковой эпохи, так же, как и предыдущей, все еще сомнительна, но выводы большинства исследований показывают, что это произошло одновременно в обоих полушариях, исключая низкоуровневые экваториальные районы. Хронология ледникового периода на севере Европы была изучена и определена точно благодаря исследованиям профессора Жерара де Гира, и особенно благодаря его исследованиям наслоений ледниковых глин (Varven), проведенным в Швеции. Последние дали цифру 6900 лет до нашей эры для конца ледникового периода и 12600 лет до нашей эры для конца Датского ледникового периода. Поскольку самый южный ледниковый период Швеции или параллельно Центральной Европы имел место приблизительно от 13000 до 15000 лет назад, по аналогии можно судить, что в тех же широтах и на том же уровне относительно моря в Северной и Южной Америке произошло то же самое.

Тем не менее, в некоторых частях южно-американского континента этот климатический феномен проходил по-другому; это особенно верно для тех регионов, которые в недавнем геологическом периоде имели уже значительную высоту над уровнем моря, как это было на большом пространстве территорий, плато и озер, заключенных между двумя горными хребтами Анд – Cordillera Marítima и Cordillera Real, которые уже поднялись на значительную высоту с третичного периода и находились, кроме того, в относительной близости от экватора. Боливийское Альтиплано, например, доисторическое место величайшей культуры Северной и Южной Америк не имело большой высоты над уровнем моря, которую оно имеет сегодня, из-за своей близости к экватору не испытывало ледникового периода так долго, как территория современной Аргентины. По этой причине оно дало убежище человеческим культурам намного раньше других частей или в период, когда аргентинские территории были еще покрыты континентальным льдом, который в настоящий геологический момент и на несколько тысяч лет позже ушел в Антарктику. Было доказано путем исследований и выводов знаменитых авторитетов в современной геологии и географии, особенно монументальными трудами профессора Альбрехта Пенка, бывшего директора и основателя Океанографического института в Берлине, что континентальные льды Европы оказывали огромное давление на те земли, на которых они лежали. В результате эти земли опустились, и после того, как ледниковые массы растаяли и сошли с этих зон, освобожденные от их веса территории поднялись снова.

Этот же феномен подъема территорий – после освобождения от покрова или ледникового веса, – несомненно, имел место на Альтиплано в Боливии в гораздо более интенсивной форме, чем в других частях мира, в связи с тем, что оно находилось на значительной высоте и в относительной близости от экватора. Из-за этой большой высоты над уровнем моря климат, после третичного периода, никогда не был жарким, и из-за этого же некоторого подъема, – конечно, не столь выраженного, как в настоящее время, – и в связи с близостью к экватору этот ледниковый период длился там гораздо меньше времени по сравнению с другими землями Юга, поэтому там могли развиваться в относительно отдаленном периоде (первом периоде Тиуанако) великие человеческие культуры, которые, вероятно, еще не существовали в подобной стадии развития в других частях нашей планеты. Когда великое Андское озеро образовалось в конце последнего ледникового периода, произошло следующее явление: льды растаяли вначале в этих зонах в относительной близости от экватора и огромное давление или вес, который лежал на горных хребтах и высоких плоскогорьях андских регионов, исчезал очень постепенно. Тогда эти территории стали медленно подниматься, в то время как зоны к югу, такие, как Аргентина, из-за их дистанции до экватора, по-прежнему держали в течение длительного времени огромные покровы льда, который имелись в этих регионах… Таким образом век за веком северная часть нынешнего Альтиплано и горные хребты поднялись в результате прекращения вышеупомянутого давления льда, и тогда произошел первоначальный наклон, который отводил воду первого большого ледникового озера. В свете сказанного очень трудно думать, что культура человека на Альтиплано и строительство его великолепной столицы принадлежат к относительно недавней эпохе.

12. Одним из доказательств, которыми мы можем укрепить наше утверждение, касающееся огромного возраста Тиуанако, является то, что в фольклоре Альтиплано нет ничего, связанного с преданиями, которые хотя бы отдаленно ссылаются на происхождение и объект этого великолепного мегаполиса. Несомненно, что высокая культура, подобная Тиуанако, оставила бы нетленные воспоминания в умах людей, которые населяли эту часть Анд, если бы она развивалась в относительно недавнее время.

13. Другим доказательством, которое мы можем пустить в ход и с большим основанием, чтобы доказать очень древний возраст культуры Тиуанако, является то, что связано с широким распространением по всему континенту знаменитого «Лестничного Знака». Этот знак, как можно утверждать, возник в Тиуанако и представляет основные космологические идеи, а также культ Матери-Земли (Пача-мамы). Этот священный символ распространился от Огненной Земли до Аляски. В настоящее время он утратил свое значение в связи с теперешним культурным состоянием коренного населения. Исходя из этого можно сказать, что в каждом месте, где культура этого континента проявлялась, можно отметить в основе процессов Тиуанако.

Комплекс Тиуанако

В комплекс входят пирамида Акапана; храм Каласасайя (на территории Каласасайи распологаются знаменитые Врата Солнца, монолит Понсе и монолит Монах). К востоку от храма Каласасайя находится полуподземный (semicautiverio) Храм каменных голов. В пол храма встроен крупнейший антропоморфный монолит – стела Беннетта, там же находятся самые древние монолиты Тиауанако и наиболее известный из них Бородатый монолит. На территории комплекса есть ещё храмы Кантатальита и Путуни, а также Врата Луны.

Храм каменных голов

К востоку от главного входа в Каласасайю находится - Храм каменных голов. Это святилище было первым объектом Тиауанако, где Боливийским государственным археологическим центром стали проводиться систематические раскопки. Оно же первым и было восстановлено. Храм – почти квадратное (28,5×26 м) в плане сооружение, углубленное более чем на 2 м в землю. С его южной стороны есть лестница. Каменная дренажная система храма все еще работает и сегодня, отводит воду в коллектор. По всему периметру стен через равные промежутки поставлены 57 огромных каменных столба из красного песчаника, участки между которыми заполнены гладко обтесанными плитами из того же материала меньшего размера. В стены храма вмуровано 175 каменных голов в основном из известняка. Все головы разные. На этом основании некоторые исследователи предполагают, что здесь изображены представители различных этносов, входивших в империю Тиуанако. Степень сохранности голов неодинакова. Черты некоторых из них почти полностью стерло время. Да и уровень и манера исполнения скульптур неодинаковые. Следовательно, можно предположить, что они были сделаны разными мастерами и в разные эпохи. Во время раскопок в храме, американским археологом У. Беннетттом был найден монолит, который так и назвали - стела Беннетта.

Храм Кантатальита

К востоку от храма Каласасайя находятся развалины полуподземного храма Кантатальита (Kantatallita), или Luz del amanecer – Утренний свет. Храм был полностью разрушен и поэтому даже с его виртуальной реконструкцией пока никто не торопится. От него остались разбитые и разбросанные на значительной площади гранитные блоки весом в тонны и десятки тонн. Кантатальита была прямоугольным в плане строением и включала в себя арку из серого андезита с фризом. Вполне вероятно, что фриз покрывали золотые пластины, поскольку по его краю идет цепочка маленьких отверстий, куда могли вставляться крепления для пластин. Они, видимо, были сняты конкистадорами. Фриз сильно поврежден, скорее всего, не временем, а людьми.

А. Элфорд назвал Кантатальиту «образцом высокого строительного искусства». Он писал: «Там находится несколько очень точно вырезанных камней, опять-таки с идеально выбранными внутренними кромками. Один из камней (серый гранит) – является совершенно поразительным образцом резьбы. Передняя плоскость камня покрыта причудливой резьбой, и на ней видны отверстия для штырей. Что касается задней плоскости камня, то трудно найти подходящие определения, чтобы описать необычайно совершенную симметрию ее рисунка. Идеально ровные грани камня, а на нем рельефные узоры с выпуклостями, выступающими одновременно вниз и внутрь. Попробуйте-ка изобразить такое при помощи каменных орудий!».

Акапана

Один из главных объектов Тиуанако – так называемая «пирамида» Акапана. На языке аймара, акапана означает место, где люди гибнут. Это строение доминирует в Тиуанако. Пирамида Акапана – насыпной курган, с размером стороны основания около 200 метров, с проекцией имеющей трехступенчатую форму с широкой стороной, обращенной на восток, а узкой – на запад. Вначале он представлял собой ступенчатую пирамиду из земли, грани которой были облицованы большими плитами из андезита. На вершине пирамиды был устроен бассейн крестообразной формы, причем каж-дая сторона его имела форму трехступенчатой пирамиды. Подобно многим пирамидам, Акапана была с большой точностью ориентирована по неким ключевым направлениям. Но в течение веков, прошедших после конкисты, об-лицовочные плиты были использованы в качестве строительного материала и до нашего времени сохранилось около 10% облицовки.

В глубине пирамиды обнаружена сложная сеть зигзагообразных каналов, выложенных камнем. Каналы очень точно выравнены по углу и состыкованы с точностью до полумиллиметра. Вода в эти каналы подавалась вниз из бассейна на вершине. Стекая с одного уровня на другой вода достигала рва, окружавшего пирамиду. Назначение этих, выполненных с величайшей точностью и старанием трубопроводов не ясно. Высказывались предположения, что каналы пирамиды связаны с культом. Из-за значительных разрушений не выяснено и назначение самой пирамиды. Отличительной особенностью Акапаны является то, что на ее вершине имеется углубление.

Сегодня, одна из главных достопримечательностей Боливии доколумбовой эпохи - пирамида Акапана (Akapana) может пострадать от неумелой реставрации. Для привлечения туристов власти решили восстановить каменную пирамиду с помощью необожженного кирпича, который, как оказалось увеличивает нагрузку на основание сооружения, и то может рухнуть. Кроме того, после изменения своего первоначального облика пирамида может быть исключена из списка охраняемых объектов ЮНЕСКО. По мнению экспертов, Национальный археологический союз Боливии (UNAR) поторопился с реставрацией: до сих пор нет никаких научных свидетельств о том, что сооружение выглядело именно так, каким его представляет себе UNAR. Зато хорошо известно, что Акапана была построена из камня, а не кирпича-сырца.

Храм Каласасайя

Как он выглядел, никто доподлинно пока не знает. Более 90% Каласасайи было разрушено, и до нас дошли лишь остатки скелета здания. С появлением в Тиуанако испанцев около 1630 г. начинается его разрушение и осквернение. «Как и другие здания Тиауанако, это было разрушено в начале семнадцатого века священником деревни – Педро де Кастильо, – пишет А. Познански. По его словам, Педро де Кастильо уничтожил наиболее значимые и ценные части города и построил огромный храм на том же месте, где этот город возвышался.

Систематическое разрушение руин Тиауанако продолжили строители железной дороги Гуаки–Ла-Пас. По данным А. Познански, железнодорожный мост был построен «из лучших блоков руин, которые были предварительно нарезаны по размеру». Среди них – «блоки вырезанные в центре», которые «не могли иметь другого назначения, как служить для астрономических целей», например, «полностью законченный блок такого рода, который был удален из руин и который по-прежнему показывает крестообразные знаки для алидады». В разрушении Каласасайи принимал участие и индейский контингент современной деревни Тиауанако, который использовал руины в качестве карьера для коммерческой эксплуатации.

А. Познански называл Каласасайю Храмом Солнца и главным сооружением Тиауанако. Он считал ее истинной солнечной обсерваторией, расположенной на астрономическом меридиане, и в то же время великолепным каменным календарем.

Врата Солнца

В дальнем северо-западном углу храма Каласасайя находятся – Врата Солнца (Inti Punku, Puerta del Sol), высеченные из цельного блока серо-зеленого андезита. Они имеют около 3 м в высоту, 4 м в ширину и 0,5 м в толщину. Врата стоят на том месте, где (в очередной раз) были найдены уже в XIX в. Как свидетельствуют гравюры и первые фотографии, они был расколоты на две части.

Так как ось Каласасайи, которая считается астрономической обсерваторией, ориентирована вдоль линии восток-запад, некоторые ученые высказывали предположение, что Врата Солнца могли изначально быть установлены в центре этого огороженного пространства, а не у северной оконечности его западной стены, как сегодня. Однако огромный вес врат свидетельствует против их намеренного переноса и в пользу того, что они всегда стояли там, где находятся сейчас. Кроме того, место у середины западной стены было занято террасой, центр которой, в свою очередь, располагался на оси восток-запад всего храма Каласасайя. Но Э. Скуайер не согласен с такой точкой зрения: «Врата Солнца не настолько велики и не так тяжелы, что не могли быть перемещены пятьюдесятью людьми с веревками, рычагами и валами, и хотя мы не знаем ни одной причины, почему они должны были быть удалены от своей первоначальной позиции, мы знаем, что многие из тяжелых камней были перемещены таким образом, в том числе монолитные ворота входа на кладбище».

А. Познански, который приступил к изучению Тиауанако в 1904 г., обратил внимание на то, что лицевая сторона Врат Солнца и ее рельеф прекрасно сохранились, тогда как их задняя сторона сильно пострадала от эрозии. Поскольку врата вырезаны из андезита, требуется, по его словам, несколько тысяч лет, чтобы истереть его таким образом. В результате А. Познански пришел к выводу что врата были повалены лицом вниз, а спустя время занесены аллювиальной почвой, что позволило лицевой стороне сохраниться несравненно лучше. В таком состоянии их нашли около 1630 г. испанские конкистадоры.

Врата Луны

Врата Луны (Puerta de la Luna) – это монолитная каменная арка из андезита 2,23 м высотой и 0,23 м толщиной. Название ее условно так же, как условно название Врат Солнца. В орнаменте фриза Врат Луны, как и в орнаменте фриза Врат Солнца, есть «голова пумы и рот рыбы», но головы птиц отсутствуют. Э. Скуайер, который был в Тиауанако в 60-х гг. XIX в., обнаружил, что древние ворота были встроены в стену из необожженного кирпича, которая ограждала местное индейское кладбище. Э. Скуайер полагает, что Врата Луны находились в другом месте, так как являлись частью другого сооружения. Они были перемещены на курган (кладбище) в сравнительно недавнем прошлом, как могли быть передвинуты со своего места Врата Солнца.

Другие достопримечательности Боливии
Озеро Титикака Титикака — высокогорное озеро, расположенное на высоте 3812 метров в Андах на границе двух...
Национальный парк Мадиди Национальный парк Мадиди находится в верховьях бассейна реки Амазонки на территории Боливии. Он...
Национальный парк Сахама Национальный парк Сахама находится в Боливии, на территории Западных Кордильер, в 230 километрах к...

Смотрите также: Фото Мары, Города Ирландии, ОАЭ, Евпатория, Херсониссос, Музей Маяковского, Мувиленд



Наверх