История Индонезии

Индонезия — одно из мест обитания предков современного человека на земле. Здесь, на Яве, в 1890 г. голландский антрополог Дюбуа обнаружил останки явантропа-питекантропа прямоходящего.

В период неолита (III—II тысячелетие до н.э.) происходило переселение в Индонезию племен с азиатского материка, получивших название протоиндонезийских. Двигаясь на восток, они оттесняли коренное население в центральные горные районы.

К концу I тысячелетия до н.э. сложились основные черты общества, хозяйство которого характеризовалось возделыванием риса на орошаемых (савах) и суходольных полях (ладанг), приручением быков и буйволов, употреблением металлов, развитием мореходства (доплывали до Мадагаскара).

В первые века новой эры стали складываться государства (Ганьтоли на Суматре, Тарума и Калинга на Яве), испытавшие заметное влияние цивилизации Индии, откуда были заимствованы индуизм и буддизм, смешавшиеся на индонезийской почве с местными религиозными традициями и обычаями.

В первой половине VIII в. происходит возвышение княжества Матарам [ранний], которое в конце IX — начале X в. становится ведущим политическим центром Центральной и Восточной Явы. На Суматре в VII—X вв. усиливается империя Шривиджая, которая поддерживала регулярные торговые и дипломатические контакты с Индией и Китаем и постепенно подчинила своему влиянию значительную часть архипелага, контролируя морские пути через Малакк-ский и Зондский проливы.

Во второй половине XI—XII вв. значительным государством на Яве стало государство Кедири, власть которого распространялась также на о. Бали, о. Ломбок, Южный Калимантан, Тернате. В 1222 г. в результате движения Кен Ангрока (1182—1227) образовалось новое государство Сингасари с центром в области Тумапель. Его ранняя история изобилует дворцовыми переворотами, но при махарадже Кертанагара (1268—1292) положение стабилизировалось и начался новый процесс собирания яванских земель, который, однако, был прерван вторжением на Яву из Китая монголо-китайских войск Хубилай-хана.

После изгнания монголо-китайской армии, в 1294 г. к власти пришел зять Кертанагары, потомок Кен Ангрока принц Виджая. Приняв имя Кертараджаса (1294—1309), он основал новое государство Маджапахит с одноименной столицей, которое поставило под контроль практически всю Нусантару. Успешная завоевательная политика связана с именем первого министра Маджапахита Гаджа Мада (1330-1364).

После его смерти империя стала приходить в упадок. В начале XV в. вспыхнула война за престолонаследие, в результате которой Маджапахит потерял большую часть своих владений на Суматре и Малаккском полуострове.

В этот смутный период сюда проникает ислам. Мелкие прибрежные государства нашли в новой религии поддержку в своей борьбе против центральной власти. Простота догматов, учение о равенстве правоверных перед единым богом (Аллахом), взаимопомощи среди единоверцев открывали исламу все границы.

Появление на Яве эмиссаров Португалии, захватившей в 1511 г. Малакку, еще более осложнило отношения Маджапахита с исламизированными княжествами. В 1527— 1528 гг. войска коалиции северояванских городов во главе с Демаком (султанат Демак) разгромили остатки Маджапахита.

На территории бывшего Маджапахита образовалось несколько небольших государств. В начале XVI в. видное положение на Яве занимал султанат Демак. В 1546 г. возвысилось княжество Джепара, в 1568—1588 гг. — Паджанг. Во второй половине XVI в. на Яве возникли государства Бантем и Матарам [поздний]. На западе Индонезии в XVI—XVII вв. выдвинулись Аче и Джохор. Крупными султанатами на Молукках были Тидоре и Тернате, а на Сулавеси — государство Гова.

В 90-х гг. XVI в. в Индонезии появились голландцы и англичане (экспедиции Дж. Ланкастера в 1591 и 1601 гг., К. ванХаутманав 1595 и 1598 гг., Якоба ванНека в 1599 г.). В 1602 г. голландцы создали Ост-Индскую компанию, которая начала борьбу за господство на островах. В 1609 г. они вытеснили португальцев с Молукк, а в 1641 г. заняли Малакку. Под натиском Голландии португальцы потеряли все владения в Индонезии, за исключением Восточного Тимора. Постепенно были вытеснены с архипелага и англичане, сохранившие факторию лишь в Бенкулене (Суматра).

В 1619 г. основан первый голландский форт на Яве. Выросший вокруг него город Батавия (современная Джакарта) стал столицей голландских колониальных владений в Индонезии — Нидерландской Индии. В 1684 г. султану Бантена был навязан договор, по которому голландцы получили право монопольной торговли в этом государстве. Вмешавшись в династическую борьбу в Матараме (1, 2 и 3-я яванские войны за престолонаследие 1704-1708, 1719-1723, 1749-1755 гг.), они захватили часть его территории, оставшуюся же разделили на два государства: Суракарту и Джокьякарту, которые признали сюзеренитет компании.

Голландцы использовали местную знать как звено колониальной администрации. Принудительные поставки традиционных культур и внедрение новых (кофе в XVIII в.) приносил им огромные доходы. Народные восстания в середине XVII — середине XVIII вв. были подавлены. В 1799 г. Ост-Индская компания была упразднена, ее владения перешли к голландском государству (Нидерландам).

В 1811 г. Индонезия была захвачена англичанами, в 1814 г. — возвращена Нидерландам. Политика голландских властей привела к восстанию (1825—1830) под руководством принца Дипонегоро (1785—1855). Голландцы с трудом подавили эту народную войну. Военные экспедиции (1812—1825) привели к подчинению Палембанга (Суматра). С 1830 г. в основу колониальной эксплуатации на Яве была положена т.н. система принудительных культур. Крестьяне должны были разводить экспортные культуры (кофе, сахарный тростник, индиго, табак и т.д.) и сдавать их правительству по низким ценам.

В 1851 г. началось покорение Западного Калимантана, в 1 857 г. после кровопролитной войны был упразднен султанат Банджармасин, в 1858—1859 гг. шла война против султаната Боне на Сулавеси. В 1873 г. началось подчинение Аче, которое затянулось до 1913 г.

Подъем освободительного движения на рубеже XIX и XX вв. способствовал возникновению в Индонезии первых национальных организаций («Буди утомо», 1908; «Сарекат ислам», 1911 — 1912). Созданная в 1912 г. индоевропейцами-метисами (индо) и передовыми индонезийскими интеллигентами Индийская партия во главе с Дауэсом Деккером выступила с общеиндонезийских позиций и впервые поставила вопрос о независимости страны. Возникли первые профсоюзы. В 1914 г. создан Индийский социал-демократический союз, первая социал-демократическая организация в Азии. Начало XX в. ознаменовалось также массовыми крестьянскими выступлениями (на Яве и в других регионах). Освободительные движения возглавили общественные деятели: Ч. Мангункусомо (1996—1943), У.С. Чокроаминото (1883-1934) и другие.

Первая мировая война (1914—1918) привела к росту антиколониального движения. В 1918—1920 гг. значительный размах приобрела стачечная борьба. Усиливались профсоюзы. В 1920 г. была создана Коммунистическая партия Индонезии — первая компартия в ЮВА. В 1925 г. состоялась всеобщая стачка рабочих Сурабаи. Голландским властям удалось подавить ее, а также другие стачки. Были введены специальные уголовные статьи против рабочего и антиколониального движения. В ноябре 1926 г. в Батавии, на Западной Яве и в некоторых центральных районах острова вспыхнуло вооруженное восстание, которое было жестоко подавлено. Поражение потерпело и вооруженное выступление на Западной Суматре (январь 1927 г.). Компартия и примыкавшие к ней организации оказались разгромленными.

Репрессии колониальных властей не остановили роста антиколониальной борьбы, которая в 20-е годы приобрела общеиндонезийский характер. Многие общественные организации объявили своим рабочим языком малайский (индонезийский) язык. В противовес официальному названию страны — «Нидерландская Индия» — получает широкое распространение новое — «Индонезия». На Конгрессе молодежи 1928 г. исполняется гимн «Великая Индонезия» и принимается клятва о том, что все его участники — дети одного народа и одной родины и говорят на одном языке — индонезийском.

В 1931 г. создана Партия Индонезии (Партиндо) на базе существовавшей в 1927—30 гг. Национальной партии Индонезии, которой руководил Сукарно (1901—1970). В основе программы Партиндо лежали идеи мархаэнизма — народнического учения, разработанного и изложенного Сукарно в 1933 г. в брошюре «За свободную Индонезию». В 1937 г. была создана массовая патриотическая организация «Движение индонезийского народа» (Герин-до), по инициативе которой был сформирован Индонезийский политический союз (ГАПИ).

В 1942—1945 гг. Индонезия была оккупирована Японией. Произвол японцев вызвал к жизни движение сопротивления (восстание крестьян в 1942 г. в Тапанули, восстания 1944 г. в Индрамаю, Тасикмалае, восстание 1945 г. в Блитаре и др.). Капитуляция Японии 14 августа 1945 г. дала возможность индонезийским патриотам во главе с Сукарно провозгласить 17 августа независимость, что встретило всенародную поддержку. 18 августа 1945 г. Комитет по подготовке независимости избрал президентом Сукарно и вице-президентом М. Хатту (1902—1980). Была принята Конституция, сформирован кабинет министров во главе с президентом.

Однако колониальные державы не признали независимость Индонезии. Уже в сентябре 1945 г. на Яве высадились английские войска, затем на смену им пришла голландская армия. Только в 1949 г. независимость Индонезии была признана Нидерландами. В соответствии с решениями Конференции круглого стола на индонезийской территории (за исключением Западного Ириана) создавалась Республика Соединенные Штаты Индонезии с ограниченным суверенитетом.

1950-е годы были периодом укрепления независимости страны. В августе 1950 г. она провозглашается унитарной республикой, в сентябре стала членом ООН. Правительство подавило сепаратистские мятежи, поддержанные внешними силами, стало проводить социально-экономические реформы (национализированы иностранные плантации, банки, предприятия).

В 1955 г. состоялись первые демократические выборы. Индонезия — один из инициаторов созыва Бандунгской конференции (1955), успех которой поднял международный престиж страны. В мае 1956 г. в одностороннем порядке она расторгла соглашения Конференции круглого стола.

В 1957 г. в стране установился режим «направляемой демократии», способствовавший укреплению личной власти Сукарно. В 1963 г. он был провозглашен пожизненным президентом. Введены ограничения на деятельность партий, запрет на митинги, демонстрации, забастовки. После освобождения Западного Ириана в 1963 г. (впоследствии получил название Ириан-Джая, сейчас Папуа) началась борьба против создания Малайзии. Индонезия вышла из ООН.

30 сентября 1965 г. группа офицеров вооруженных сил Индонезии выступила против высшего армейского генералитета, обвинявшегося ими в заговоре против правительства президента Сукарно. Участники выступления, получившего название «Движение 30 сентября 1965 г.», объявило своей целью спасение страны от правого про-империалистического переворота, заявили о переходе всей власти в стране к «Революционному совету» во главе с подполковником президентской охраны Унтунгом (1926—1966). В движении наряду с несколькими воинскими подразделениями приняли участие отдельные руководители и рядовые члены левых партий, в том числе Компартии Индонезии и ее массовых организаций. В ходе акции было убито шесть генералов, занимавших высшие посты в сухопутных силах.

Однако Сукарно, именем которого освящали свои действия Унтунг и его сторонники, уклонился от официального одобрения движения, и оно было подавлено командованием армии.

Эти события привели к глубоким изменениям в характере политического строя в стране. Запрещены компартия и другие левые партии и организации. В 1967 г. Сукарно снят со своего поста. Исполняющим обязанности президента назначен генерал Сухарто (1921—2008), а в 1968 г. он избран президентом (последовательно переизбирался в 1973—1998 гг.). Опорой режима, получившего название «нового порядка», стала армия, политической основой — организация «Голкар» (функциональные группы).

В 1973 г. проведено упрощение политической структуры: наряду с «Голкар» право на существование получили только Партия единства и развития и Демократическая партия Индонезии, созданные на базе восьми ранее существовавших партий. Унифицирована система общественных и профессиональных организаций. Под эгидой «Голкар» сформированы Всеиндонезийская федерация рабочих, Содружество крестьян Индонезии, Национальный комитет индонезийской молодежи. В 1982 г. законодательно закреплена «двойная функция» вооруженных сил — право армии на участие в управлении государством. В 1985 г. вступил в силу закон, обязывающий все партии принять в качестве базовой идеологии принципы панчасила.

Сочетание жесткого политического строя, дававшего возможность мобилизовать все силы на нужды развития и поддержание трудовой дисциплины, с либерализацией в области экономики, позволявшей широкое развитие предпринимательской деятельности и привлечение иностранного капитала, привело к значительному прорыву в экономическом развитии страны, особенно на фоне разрухи и хаоса последних лет правления первого президента Сукарно. Темпы роста составляли не ниже семи процентов, а промышленности — вдвое больше. Доход на душу населения вырос до 1000 ам. долл. Минимальная зарплата поднялась до 80 ам. долл. в месяц при стабильном курсе соотношения доллара и рупии. Число населения за чертой бедности уменьшилось до 13,7 процентов.

Укрепление «нового порядка» позволило режиму активизировать внешнюю политику. Более заметной стала деятельность Индонезии в Движении неприсоединения (в 1992—1995 гг. — председатель), организации «Исламская конференция» (в 1996—2000 гг. — председатель), Ассоциации государств Юго-Восточной Азии, организации «Азиатско-тихоокеанское экономическое сотрудничество» (устроитель саммита в 1994 г.). В 1995—1996 гг. Индонезия являлась непостоянным членом СБ ООН. Она выступила в числе инициаторов превращения ЮВА в зону мира и безъядерную зону, сыграла позитивную роль в камбоджийском и боснийском урегулировании.

Но вместе с тем постепенно усиливались и негативные аспекты деятельности режима. Прежде всего это касается патерналистского стиля руководства, при котором происходило перераспределение богатств в интересах семьи Сухарто и его ближайшего окружения. Его супруга Тиен (1923—1996) направляла деятельность многочисленных фондов, а сын Бамбанг Триатмоджо (р. 1953) и дочь Сити Рукмана (р. 1949) стали руководителями крупнейших конгломератов, которые ворочали миллиардами долларов и практически монополизировали в своих руках целые отрасли промышленности и сельского хозяйства, а также внешней торговли. Их избрание сначала членами парламента, а затем на руководящие должности в «Голкар» и, наконец, назначение в 1998 г. Сити Рукмана министром в новое правительство давали основание полагать, что Сухарто взял курс на создание династийного режима.

Усилилось также недовольство сохраняющимися ограничениями на политическую деятельность и прессу (курс на открытость был провозглашен, но практически не реализован). Быстрый экономический рост расширил прослойку среднего класса и национальных предпринимателей, которые стремились к политической роли, соразмерной с их политическим весом. В то же время возможности для этого существовавшая система не предоставляла: по закону в стране нельзя было создать ни одной новой партии, политическая деятельность в сельской местности в соответствии с т.н. теорией «дрейфующих масс» запрещена, не допускалась пропаганда никакой идеологии, кроме довольно расплывчатых пяти принципов панчасила. Все это создавало предпосылки для скорого взрыва, который был ускорен финансовым кризисом осени 1997 г., резко осложнившим экономическое положение страны.

Сформировавшаяся патерналистская система в экономике не позволяла быстро и эффективно преодолеть кризис. Катастрофическое снижение курса национальной валюты рупии привело к повышению цен на товары первой необходимости, увеличению безработицы. Десятки финансовых корпораций и банков становились банкротами, сворачивалось производство, началось стремительное бегство капиталов из страны.

В этих условиях единственной надеждой для режима Сухарто была помощь Запада. Но, начав переговоры с М ВФ и подписав соответствующее соглашение, предусматривавшее ряд непопулярных, но необходимых с экономической точки зрения мер, которые затрагивали также семейный бизнес, Сухарто повел двойственную политику, практически дезавуировав уже подписанное соглашение. Возможность западной помощи была поставлена под вопрос. И без того напряженные отношения Индонезии с Западом, особенно с США (в частности, в связи с обвинениями в нарушении прав человека), грозили вылиться в конфронтацию.

Тем не менее в мае 1998 г. Народный консультативный конгресс (НКК) — высший законодательный орган страны — вновь избрал Сухарто президентом.

Экономический кризис послужил катализатором роста недовольства режимом, приведя в движение огромные массы населения, во главе которых оказались студенты. С 12 по 21 мая 1998 г. демонстрации с требованием отставки Сухарто и проведения реформ охватили Джакарту и другие города. Столкновения демонстрантов с силами безопасности привели к гибели четырех студентов столичного университета «Трисакти». 18 мая руководство парламента предложило президенту подать в отставку, и 21 мая он передал власть вице-президенту Хабиби (р. 1936).

Уход Сухарто предотвратил новый виток напряженности. Видимо, он понял, что пора уступить. В соответствии с яванской философией правитель, единожды допустивший природный или социальный катаклизм, лишь с большим трудом может восстановить свой авторитет. Яванцы верят, что, если бы он действительно был носителем настоящей (божественной) власти, этих катаклизмов не произошло бы. Не сумев справиться с кризисом, Сухарто потерял право на власть. Применение силы (пользуясь поддержкой армии, он мог бы на это пойти) ему не простили бы ни в стране, ни за рубежом. В этих условиях преодоление финансового кризиса было бы проблематичным, а это рано или поздно могло бы привести к обвальному крушению режима.

После того как Сухарто, правивший в Индонезии 32 года, подал в отставку, было объявлено, что страна переходит от эры «нового порядка» к эре реформ.

Приход Хабиби к власти ознаменовался попытками преодолеть экономический кризис с опорой на рекомендации Международного валютного фонда и началом политических реформ. Приняты меры по обновлению законодательной базы: за короткий период было принято свыше ста новых законов — своеобразный рекорд, зафиксированный Индонезийским музеем национальных рекордов. Впервые за последние тридцать лет индонезийские граждане получили свободу создавать новые политические организации, была освобождена большая часть политических заключенных. За короткий период в стране появилось свыше ста политических партий, крупнейшими из которых являются Партия национального мандата, Партия национального возрождения, Национальный фронт, Демократическая партия Индонезии (борющаяся). Активизировались ранее существовавшие партии — «Голкар», Партия единства и развития, Демократическая партия Индонезии, которые, перестав ощущать опеку правительства, существенно изменили направление своей политики. Правительство проявило готовность провести референдум на Восточном Тиморе — бывшей португальской колонии, присоединенной к Индонезии в 1976 г. в нарушение процесса деколонизации, предусмотренного ООН, и начало выводить с острова войска. Состоявшийся 30 августа 1999 г. под эгидой ООН референдум привел к отделению этой территории от Индонезии («за» проголосовало 78,5% принявших участие в референдуме).

Но Хабиби, вскормленный в недрах старого режима, многим обязанный бывшему президенту (являлся его воспитанником), не мог решиться сразу на радикальные действия в проведении политической реформы, на которых настаивала оппозиция. И уж совсем не торопился с привлечением Сухарто к суду по обвинению в коррупции, хотя официально и заявлял, что «никто не должен уйти от ответственности за незаконные действия». Ведь бывший президент для Хабиби — не только приемный отец, но и гуру, а предательство гуру в глазах традиционного общества — недостойный и непростительный для ученика поступок.

Оппозиция, однако, не прекращала давление на президента. В т.н. Чиганджурском воззвании, подписанном лидером мусульманской организации «Нахдатул Улама» Абдуррахманом Вахидом (Гус Дур) (1940—2009), руководителем Партии национального мандата Амином Раисом (р. 1944), председателем Демократической партии (борющейся) Мегавати Сукарнопутри (р. 1947) и султаном Джокьякарты — Хаменгкубувоно X (р. 1946), содержался призыв к скорейшему проведению всеобщих выборов, расследованию обвинений Сухарто в коррупции, постепенному устранению двойной функции вооруженных сил.

Тем временем ситуация вновь накалилась. Студенты продолжали массовые акции. Абдуррахман Вахид с целью не допустить развития неуправляемой ситуации в самом конце 1998 г. выступил с идеей национального примирения, отметив готовность встретиться и с Хабиби, и с военными, в первую очередь с главнокомандующим ВС Индонезии, министром обороны Виранто (р. 1947), и даже с бывшим президентом Сухарто, у которого, по его словам, «еще много сторонников». Хабиби под давлением оппозиции и массовых акций студентов вынужден был сдавать позицию за позицией. В отставку была отправлена большая группа военачальников — сторонников бывшего президента (69 человек), втом числе зять Сухарто генерал Прабово (р. 1951), военное руководство сообщило о готовности военных обсудить вопрос об ограничении политической роли армии. 7 июня 1999 г. состоялись внеочередные всеобщие выборы, а в октябре — заседание НКК, на котором был избран новый президент.

Современное положение

Всеобщие выборы 7 июня 1999 г. — самые демократичные за всю историю Индонезии. В них приняли участие 48 политических партий. На 462 избираемых из 500 мест (38 были зарезервированы за военными) претендовало 10 500 кандидатов. Победу одержала Демократическая партия Индонезии (борющаяся) во главе с Мегавати Сукарнопутри — 153 мандата. Среди других партий-лидеров: «Голкар» — 120 мест, Партия единства и развития (ПЕР) — 58 мест, Партия национального пробуждения (ПНП) — 51 место, Партия национального мандата (ПНМ) — 34.

В конце 1999 г. состоялась сессия Народного консультативного конгресса, которая прошла в два этапа: 1—3 и 14—21 октября. На первом этапе были сформированы 11 фракций. На втором этапе состоялись выборы президента и вице-президента. Победил 20 октября на президентских выборах Абдуррахман Вахид (Гус Дур).

Это был настоящий праздник демократии. Вся страна в прямом эфире могла наблюдать процесс голосования и подсчета голосов. И вот окончательные цифры: Гус Дур — 373, Мегавати — 313. После объявления итогов выборов зал встал и запел гимн «Великая Индонезия». И вместе со всеми депутатами, взявшись за руки, исполняли гимн бывшие соперники Гус Дур и Мегавати. Новый президент в своем первом выступлении высоко оценил вклад дочери Сукарно в борьбу за свободу и демократию. А Мегавати, назвав Гус Дура братом, призвала всех индонезийцев признать результаты выборов ради единства нации. Позднее в этот же день Гус Дур был приведен к присяге как четвертый президент Индонезии. Среди первых поздравительных телеграмм — телеграмма российского президента, в которой выражалась надежда на поступательное развитие российско-индонезийских отношений.

Но интрига продолжалась. На следующий день состоялись выборы вице-президента. Сначала было четыре претендента, но после того, как лидер «Голкар» Танджунг Акбар и генерал Виранто отвели свои кандидатуры, остались только двое: Мегавати и председатель мусульманской Партии единства и развития Хамза Хаз. В этом противоборстве победила с перевесом в 88 голосов Мегавати. А студенты, которые до этого протестовали на улицах Джакарты, устроили в честь своего кумира и любимицы веселое и торжественное шествие.

26 октября президент сформировал новое правительство из 35 человек, которое получило название кабинета национального единства. Кабинет по своему составу оказался умеренно-реформаторским. Военные получили шесть портфелей, но впервые пост министра обороны занял гражданский человек. В августе 2000 г. президент произвел перестановки в кабинете. По сравнению с предыдущим в нем не было действующих военных (за исключением главнокомандующего ВС).

Избрание нового президента не привело к стабилизации внутренней обстановки. Властям не удалось эффективно контролировать ситуацию, и акты насилия, а также столкновения на национальной и конфессиональной основе продолжались, особенно на Молуккских островах и на Калимантане. Широкий размах приняли сепаратистские выступления в Аче. Многие были склонны обвинять в таком развитии событий президента Абдуррахмана Вахида. Ведь это он в преддверии президентских выборов заигрывал с сепаратистами, обещая им референдум.

Аче был не един в своих претензиях на самостоятельность. Продолжало свою активность движение «Свободное Папуа» в провинции Папуа: 6 июня 2000 г. т.н. Национальный конгресс Западного Папуа принял декларацию о независимости, которая не была признана Джакартой. Недовольство населения т.н. внешних (по отношению к Яве) провинций объясняется не только экономическими (в частности, доход населения в некоторых районах составляет лишь 17 процентов дохода столичного жителя), но и культурными причинами: нередки жалобы на ущемление развития местных языков и литератур. Столкновения (например, на Калимантане) происходили и в результате политики центра, направленной на переселение жителей с густонаселенной Явы: утверждают, что в новых районах им доставались лучшие куски земли. Неслучайно также, что, опасаясь вспышки насилия, из Аче прежде всего бежали переселенцы с Явы.

А в январе 2001 г. к этому прибавились еще и коррупционные скандалы. Оказалось, что растрачена часть денег, предоставленных брунейским султаном для оказания помощи провинции Аче (два млн долл.), охваченной гражданской войной, и похищены средства из фонда государственного Комитета продовольствия (четыре млн долл.). Недовольство вызывало и нежелание властей обеспечить суд над бывшим президентом Сухарто, обвиняемом в коррупции (более 500 млн долл.). Начавшийся в августе 2000 г. судебный процесс был уже в сентябре прекращен: Верховный суд снял обвинения с бывшего президента из-за «его физической неспособности».

Практически сразу обозначилась также тенденция к противостоянию между главой государства, стремившимся к максимальной келейности принятия важных государственных решений, и парламентом. Это противостояние завершилось острым политическим кризисом в июне-июле 2001 г. 22 июля Гус Дур объявил о введении в стране чрезвычайного положения и отдал приказ вооруженным силам о недопущении проведения внеочередной сессии НКК, инициированной парламентариями для рассмотрения вопроса о вынесении вотума недоверия президенту. Президентский приказ был проигнорирован военными, вставшими на сторону парламентариев, в результате чего 23 июля НКК принял решение об отставке Вахида и передаче полномочий главы государства Мегавати Сукарнопутри.

Правительство Мегавати Сукарнопутри продолжило курс, направленный на оздоровление социально-экономической обстановки и планомерную либерализацию политической системы. Были введены прямые президентские выборы, завершен процесс поэтапного демонтажа «социально-политической функции» вооруженных сил. При этом сохраняли остроту этноконфессиональные противоречия в различных регионах страны, активную деятельность развернули исламистские террористические группировки.

По итогам прошедших в два тура в июле и сентябре 2004 г. первых в истории Индонезии прямых президентских выборов убедительную победу одержал Сусило Бамбанг Юдойоно — лидер Демократической партии, отставной армейский генерал, занимавший различные посты в правительствах Абдуррахмана Вахида и Мегавати Сукарнопутри.

Его правительству удалось добиться значительных успехов в урегулировании этноконфессиональных проблем: в частности, в августе 2005 г. при посредничестве Евросоюза было заключено мирное соглашение с наиболее мощной из сепаратистских структур — Движением за свободное Аче. Во второй половине 2000-х гг. существенный прогресс был достигнут на экономическом направлении: в значительной степени была восстановлена инвестиционная привлекательность страны, темпы экономического роста в большинстве отраслей приблизились к докризисному уровню. На очередных президентских выборах 8 июля 2009 г. Сусило Бамбанг Юдойоно был переизбран на пост главы государства.

 

Смотрите также: Фото Ярославского зоопарка, Города Норвегии, Вануату, Кёнджу, Караганда, Лычаковское кладбище, Ват Чианг Ман



Наверх