Большинство современных индонезийцев ведет происхождение от выходцев из Южного Китая, которые за период с 3000 до 1000 г. до н. э. через Малайзийский полуостров, через цепь островов переселились на Яву, Бали, Ломбок и соседние с ними земли. Археологические раскопки показали, что на Бали процветала культура бронзового века (ок. 1000—100 гг. до н. э.). Примерно в этот период начались торговые связи с Юго-Восточной Азией, а около 100 г. н. э. начались контакты с Индией. В это время на острове начали возделывать рисовые поля, что весьма изменило его облик, приблизив к тому, который мы видим сегодня.

Индийские торговцы и учителя «привезли» на Яву буддизм; он оказал влияние и на балийцев, культивировавших древние анимистические верования, с поклонением духам гор, рек и другим силам природы.

Распространение на Бали индуизма

В VIII—IX вв. н. э. многие буддийские правители на Яве и подвластных им островах обратились в индуизм и создали культ Шивы-Будды. Жителей Бали это вполне устроило, особенно после того, как их местные божества и духи легко смогли найти себе место в индуистском пантеоне. Около 930 г. н. э. королева Восточной Явы вышла замуж за короля Бали, что еще больше ускорило процесс распространения индуизма. Мягкая форма кастовой системы и идея индуистской троицы — Брамы, Шивы и Вишну — не противоречили друг другу. Но Бали перестал зависеть от Явы. С 1019 по 1042 г. Восточной Явой правил Аирланга, сын балийското царя Удайяна, а его младший брат был регентом на Бали. В течение XII и XIII вв. из-за конфликтов с Явой Бали несколько раз объявлял о своей независимости.

Мощная индуистская империя стала называться по имени своей столицы — Маджапахит — и около 1320 г. объединилась вокруг Явы. В 1343 г. глава империи Гаджа Мада вторгся на Бали и захватил большую часть Индонезийского архипелага. На островах распространились индонезийские искусство и образование, но в большинстве случаев их процветание было недолгим. После смерти в 1389 г. короля Хайяма Вурука империя Маджапахит начала приходить в упадок.

В то время мусульманские купцы и проповедники уже начали обращать правителей и народ Явы в свою веру, особенно в прибрежных районах. А в XIV—XV вв. ислам стал проникать и в отдаленные районы. Около 1500 г. знать, священники и ученые Маджапахита, видя, как их мир разрушается, перебрались на Бали, где их культура продолжала процветать. Ислам так и не прижился на Бали, куда из-за множества рифов и отсутствия портов было трудно попасть, к тому же там было мало товаров, которые могли бы привлечь торговцев. В начале XVI в. в индонезийских водах стали появляться корабли европейцев, в поисках пряностей сюда попали португальцы и основали торговые фактории (правда, не на Бали).

В 1550 г. Бали под началом Бату Ренгонга, правителя Гелгела, что рядом с Клунгкунгом, вступил в эпоху Золотого века. Присоединение к владениям Ренгонга Восточной Явы и Ломбока воспрепятствовало распространению ислама на этих территориях. За время его правления мощь, культура и влияние Бали достигли своего расцвета; тогда было построено большое количество храмов, создано множество великолепных скульптур и резных деревянных изделий.

В течение следующих 250 лет правители Бали конфликтовали друг с другом, в результате чего остров был разделен на 10 или более владений. Контакты балийцев с голландцами были ограничены поставкой рабов — в основном нарушителей закона и установленных жрецами запретов — и солдат для Голландской Ост-Индской компании. Последняя была инструментом голландского влияния на острове, пока в 1799 г. не обанкротилась и, как следствие, не была упразднена правительством Нидерландов. На протяжении всего XVIII столетия Голландия распространяла свое влияние в Индонезии, правда, обходя вниманием относительно бедный и не имеющий особого стратегического значения остров Бали.

В период между 1811 и 1817 гг., во время Наполеоновских войн, контроль над Индонезией захватила Британия, которая всерьез намеревалась закрепиться там после окончания военных действий. Британский представитель в регионе Стэмфорд Раффлз даже посетил Бали, намереваясь создать там английскую факторию. Однако после войны британское правительство вернуло Голландии ее прежние территории, поэтому Раффлз переключил свое внимание на другое место — Сингапур.

Правление голландцев

Восстановив свое влияние на Яве, голландцы пытались усилить его военными средствами. К концу 1840-х гг. им удалось распространить свою власть на Северный и Восточный Бали.

До конца XIX в. голландцы, используя раджей и прочих аристократов в качестве регентов, контролировали большую часть острова, но их влияние в его южной части оставалось ограниченным до 1904 г. Тогда было ограблено их судно, затонувшее около Санура. На требование возвратить захваченное правители южных территорий ответили отказом. Чтобы добиться своего, голландцы в 1906 г. отправили военную экспедицию в Денпасар. Подойдя к королевскому дворцу, они не встретили никакого сопротивления, напротив, вокруг было безлюдно. И вдруг из дворца появились раджа Бадунг, его семья и придворные. По сигналу раджи один из жрецов заколол его кинжалом (керис), а потом остальные члены королевского двора начали пупутан, массовое ритуальное самоубийство, делая паузы только для того, чтобы уничтожить своих детей. Они убивали себя или же в суицидальном порыве бежали навстречу врагам. Когда в 1908 г. эта сцена практически повторилась перед дворцом в Клунгкунге, когда пупутан совершили Дэви Агунг, его жена и все их приближенные, сопротивление раджей голландскому правлению прекратилось.

Потрясенные этими ужасными событиями, голландцы признали исключительность Бали и балийцев и освободили их от принудительных работ, в отличие от населения других островов, которое жестоко эксплуатировалось на плантациях. Иностранцы, посетившие остров, возвращались оттуда с рассказами о его уникальной культуре, что способствовало повышению интереса к нему как туристическому месту. В 1936 г. чета американцев Боб и Луиза Кок открыли первый отель на Кута-Бич.

В своих мемуарах под названием «Наш отель на Бали» Луиза Гаррет Кок рисует идиллические сюжеты на тему развития туризма на острове начиная с 1936 г. до японского вторжения в 1942 г.

В 1920—1930-е гг. правитель Убуда Кокорда Геде Агунг Сукавати, чья семья традиционно покровительствовала искусству и ремеслам, начал приглашать на остров европейских художников, среди которых был и немецкий мастер Уолтер Спайс. Творчество Спайса, проведшего на Бали 14 лет, произвело здесь настоящую революцию, ведь раньше местные художники были скованы жесткими традициями. Возникла Пита Маха, школа для юных художников, ориентирующихся на западное искусство (влияние на них оказал также голландский мастер пастели Рудольф Боннет), прославившая Убуд как один из центров современного искусства. Спайс был глубоко вовлечен в балийскую культуру, его дом с бассейном (сейчас это часть отеля «Tjampuhan» в Убуде), а позднее дом в Исехе, рядом с Сидеменом, посещали западные художники, ученые, музыканты, звезды театра и кино.

С 1900 г. до начала Второй мировой войны многие юные индонезийцы получали голландское образование, а самые лучшие из них учились в университетах Голландии. Голландский язык придал многоязычному архипелагу ощущение единства, даже на островах, которые столетиями враждовали друг с другом. Между тем в Индонезии неуклонно росло движение за независимость.

Война и независимость

В начале 1942 г. в Индонезию вторглись японцы в надежде поживиться ее маслом и рисом. Японская оккупация продолжалась вплоть до капитуляции Японии в августе 1945 г. Тогда Индонезия объявила о своей независимости. С 1945 по 1949 г. восстановить здесь контроль пыталась Голландия, но ей, ослабевшей во время немецкой оккупации, не удалось собрать достаточно военных сил, чтобы вновь занять все острова.

В 1946 г. индонезийские борцы за независимость под предводительством Нгураха Рая были окружены голландскими войсками около Марги, к северу от провинции Табанан. Значительно уступавшие противнику в численности, Нгурах Рай и все 96 его соратников погибли в неравном бою. Этот бой называют последним балийским пупутаном. Наконец 17 августа 1949 г. Республика Индонезия была признана ООН как суверенное государство. Президентом страны стал Сукарно, выделившийся в ходе борьбы за независимость. В 1955 г. Конференция стран Азии и Африки, состоявшаяся в Бандунге, положила начало Движению неприсоединения. Сукарно, наряду с Джавахарлалом Неру и Иосипом Броз Тито, стоял у истоков этого процесса.

Годы смятения

Несколько кратковременных коалиционных правительств боролись с проблемами, которые доставляли сепаратистские действия различных островных групп, беспорядок, вызванный войной и ее последствиями, разрушенная инфраструктура и истощенные угодья.

В 1957 г., в условиях острого политического кризиса, Сукарно объявил о переходе к так называемой «направляемой демократии», предполагающей расширение президентских полномочий и, соответственно, ограничение роли законодательной власти. При этом был устранен пост премьер-министра и распущен парламент.

В период между 1959 и 1965 гг. внутренние противоречия в стране крайне обострились. Сукарно пытался контролировать соперничающие националистические, религиозные и коммунистические группировки. Словом NASACOM он обычно называл их предполагаемые общие интересы. По улицам шествовали процессии с плакатами, на которых было написано NAMIPOL (политический манифест Сукарно) и DECON (его экономическая декларация). Между тем индонезийская экономика находилась в коллапсе, а гиперинфляция разрушала местную валюту.

Ограниченные запасы иностранной валюты были растрачены на грандиозные проекты, огромные монументы и стадионы для проведения Азиатских игр 1962 г., которые были частью плана по превращению Индонезии в страну мирового значения. В то же время международные туристические агентства начали предлагать туры по стране. Проводился такой тур и на Бали. В марте 1963 г. он включал посещение важной церемонии, которая проводилась в так называемом «материнском храме» Пура Бесаких, на склоне самой высокой горы острова — Гунунг-Агунг. Поразительно, но этот давно спящий вулкан проснулся именно во время церемонии. И все же извергаемые в небо огонь и камни не прервали священного ритуала. Так началось то страшное извержение, одно из самых мощных за последние несколько столетий. Основной ущерб нанес вулканический пепел: он покрыл восточную часть Бали слоем толщиной 40 см, погубив урожай, так что острову стал угрожать голод.

Дождь из пепла заблокировал реки, но сформированные им дамбы не могли надолго задержать воду. Когда она прорвала заторы, потоки грязи и камней ринулись в долины, деревни и города. Официальная цифра в 1600 погибших была сильно приуменьшена.

Государственный переворот и реванш

30 сентября 1965 г. группа военных под предлогом предотвращения заговора против Сукарно похитила и убила шестерых генералов и одного лейтенанта, но спустя короткое время один из похищенных генералов — Сухарто — изолировал их и восстановил равновесие. Вину за убийства пытались возложить на Коммунистическую партию (PKI), которая отрицала свою причастность к этому преступлению. Однако сначала на Яве, потом на Бали начались погромы, сопровождавшиеся массовыми убийствами коммунистов.

Мишенью оказалось также китайское меньшинство, главным образом мелкие предприниматели. Вместе с другими группами иммигрантов их обязали выставлять флаг страны своего происхождения, даже если их предки прибыли в Индонезию несколько веков назад. По всей Индонезии каждое предприятие, маркированное китайским флагом и, соответственно, ассоциирующееся в сознании людей с коммунизмом, стало подвергаться нападениям. Точное количество жертв никогда не будет установлено, но известно, что только на Бали оно значительно превысило 100 000.

Из-за связей с компартией Сукарно был вынужден отказаться от большинства своих полномочий. Только уважение, которое он заслужил в годы борьбы за независимость, спасло его от заключения под стражу. В 1968 г. президентом стал Сухарто.

Рост и модернизация

Как только начали расти доходы от производства масла, начался экономический рост. Китайская община, которая всегда была опорой национальной экономики, восстановила свой потенциал. Доходы стал приносить и туризм. В 1970-е гг. увеличилось количество иностранных посетителей, в 1980-е власти решили развивать на Бали туризм класса «люкс», и в Нуса-Дуа началось строительство роскошных отелей. Чтобы заполнить их площади и увеличить приток туристов, взлетные полосы аэропорта Денпасар были расширены для принятия больших самолетов. За последующие десятилетия Бали превратился в самое процветающее место в стране. Чтобы балийцам было легче осваивать профессии, связанные с туризмом, в качестве обязательного предмета в школах был введен английский язык.

Конец 1990-х гг. стал для Индонезии временем крушения иллюзий. Предельно обнажились многие недостатки режима Сухарто, в частности повсеместная коррупция. Поскольку заколебалась экономика, во многих частях страны начались этнические конфликты. Но и в этот нелегкий период в истории Индонезии Бали с его уникальной индуистской культурой и нацеленностью на туризм оставался островом стабильности.

Спокойствие и безмятежность были прерваны 12 октября 2002 г., когда мусульманские террористы взорвали бомбы в Куте, убив более 200 человек и еще больше покалечив. Эти теракты, а также война в Иране нанесли серьезный ущерб экономике острова. Спустя трехлетие, 1 октября 2005 г., Куту и Джимбаран вновь потрясли бомбы террористов. И все же туристы вновь потянулись на Бали, более того, их количество год от года растет.

 

Смотрите также: Фото Верховного суда США, Города Мавритании, Доминика, Абердин, Кидекша, Музей Боба Марли, Озеро Малави



Наверх