Московский метрополитен

Московское метро — подлинная хвалебная ода социализму. Красота станций славится на весь мир, а их роскошный декор должен повидать каждый посетитель этого уникального подземного города.

Первая линия метро была открыта в 1935 году, хотя планы строительства существовали еще до революции.

Первый план был отвергнут, однако в 1912 году было одобрено второе предложение. Первая мировая война, за которой последовала революция, задержали строительство, и оно началось лишь в 1931 году.

На первой линии 13 станций, самая интересная из них - «Кропоткинская». Стены и колонны станции облицованы мрамором уничтоженного храма Христа Спасителя, а колонны, поддерживающие сводчатый потолок, спроектированы в виде пятиконечных звезд.

«Площадь Революции» на второй линии - символ нового социалистического мира. На станции 76 бронзовых статуй, изображающих колхозников, спортсменов, солдат и моряков. Станция «Маяковская» на третьей линии иллюстрирует день труда в стране социализма. Потолок зала оформлен мозаичными панно из полупрозрачного стекла.

В 1950 году открылась Кольцевая линия. Лучшая станции Кольцевой линии - «Комсомольская» (1952). Спроектированная архитектором А.В. Щусевым, она интересна своим интерьером - многочисленные мозаики украшают потолок. Они представляют воинские победы и изображают русских героев, в оформлении станции использованы мрамор, гранит, разноцветное стекло и хрустальные светильники.

Каждый день московское метро перевозит в среднем 8,1 миллиона пассажиров, иными словами, это самая протяженная и напряженно работающая система метро. Не пропустите это поразительное творение рук человеческих - это и художественная галерея, и музей.

Наиболее интересные станции московского метро

Метро «Площадь Революции», «Охотный Ряд» и «Театральная»

В старину местность нынешнего Охотного Ряда была заболоченным руслом реки Неглинки. Через болото был перекинут мост на главный торг древней Москвы - Красную площадь. На более сухом берегу в XVII столетии были построены палаты боярина Троекурова, Голицына и грузинских князей. Здесь же стояли старинные церкви Анастасии и Параскевы Пятницы с кладбищами при них. Подземные склепы кладбищ доставили немало проблем в 30-х годах XX века во время строительства самой первой станции метро на этой территории - «Охотный Ряд».

Разработки станции тянулись под землей от улицы Горького через весь Охотный Ряд до Большой Дмитровки. По краям этой площади недавно были построены два гигантских здания: гостиница «Москва» и Дом комитетов СТО (ныне здание Государственной Думы РФ). В непосредственной близости с фундаментами этих зданий, на глубине всего лишь 8 метров от поверхности, создавался подземный объект, по своему объему едва ли не превосходящий оба эти здания, вместе взятые. Требовалось проводить работы с величайшей осторожностью, чтобы не допустить повреждений и смещений фундаментов.

Во время бетонирования центрального зала произошло чрезвычайное происшествие. В течение нескольких дней шли дожди, водостоки не успевали забирать избытки воды, стекавшие с Большой Дмитровки и улицы Горького, огромное озеро скопилось на площади. Под бывшей церковью Параскевы Пятницы свод еще не был забетонирован. Через подземные склепы вода стала просачиваться в штольни, на поверхности начала проседать мостовая. Потоки бушующей воды, прорвав 8-метровую толщу грунта, устремились в подземные выработки, увлекая за собой и пласты асфальтовой мостовой. Авария закончилась благополучно, никто не пострадал, но последствия пришлось ликвидировать несколько суток.

Для отделки станции был применен серебристый, отливающий голубизной итальянский мрамор. Это единственная станция на первой очереди, открытой в 1935 году, для облицовки которой использовались импортные материалы. Своды центрального тоннеля обработаны кессонами квадратной формы, в то время как своды путевых тоннелей покрыты лепным рисунком. Путевые стены облицованы глазурованными плитками. В двухнедельный срок были уложены 3 тысячи квадратных метров мрамора, оштукатурено 20 тысяч квадратных метров, облицовано плитками несколько тысяч квадратных метров, не говоря уже об окраске, освещении и т.д.

Южный вестибюль станции встроен в первый этаж прежней гостиницы «Москва» на углу улицы Горького и Охотного Ряда. Как по внешнему, так и по внутреннему оформлению он полностью совпадает с архитектурой всего здания. Северный вестибюль расположен в первом этаже здания, стоящего на углу Большой Дмитровки и Охотного Ряда. По проекту автора вестибюля, архитектора Чечулина, фасад здания был полностью реконструирован. В нишах вестибюля стояли скульптуры атлетов, моделями для которых служили артисты московского цирка.

До 1938 года от станции действовало вилочное движение в направлении станций «Библиотека имени Ленина» и «Коминтерн» (теперь «Александровский сад»). После отделения Арбатского радиуса в самостоятельную линию 'тоннель до «Александровского сада» использовался для служебных нужд. При строительстве торгового центра под Манежной площадью в середине 1990-х годов тоннель был наполовину засыпан. Был разобран один путь, ранее служивший для движения от «Александровского сада», второй сохранился.

Во время съемок фильма «Москва слезам не верит» в 1 977-1978 годах станция называлась «Проспект Маркса», однако по сюжету действие фильма происходит в 1958 году, когда станция носила название «Охотный Ряд». В эпизоде, где героиня Ирины Муравьевой едет в метро, на стене станции ясно читается «Охотный Ряд», то есть специально для съемок фильма было повешено старое название. Этих сложностей вполне можно было избежать, если съемки проводились бы, например, на «Библиотеке имени Ленина».

В 1938 году рядом с «Охотным Рядом» появились еще две станции, на которые теперь можно было сделать пересадку.

Станция «Площадь Революции» должна была стать частью архитектурного ансамбля, который планировали возвести на месте Воскресенской площади - так до 1918 года называлась площадь Революции. Предполагалось, что северный вестибюль «Площади Революции», он же - южный вестибюль «Театральной», будет выходить в огромное фойе Большого Академического кинотеатра СССР, который собирались построить в четырех нижних этажах гостиницы «Москва» со стороны площади Свердлова, которая сегодня носит имя Театральной.

Перед знаменитым архитектором Алексеем Душкиным и скульптором Матвеем Манизером стояла задача - построить станцию, которая будет не только достойна столь почетного имени, но и сможет готовить людей, приехавших посмотреть кино, к восприятию «важнейшего из искусств». Нынешний облик «Площади Революции» во многом определился компромиссом, на который пришлось пойти Душкину, когда на первый план вышла амбициозная идея создания галерей образов революции и «нового мира».

Изначально на станции было двадцать арок, в каждой из которых установили по четыре скульптуры, представляющие историю Страны Советов - от революционных крестьян, рабочих и матросов до счастливых детей новой эпохи.

Конечно, восемьдесят бронзовых скульптур не под силу было отлить одному Манизеру, он привлек к работе всю свою мастерскую и уложился в установленные сроки. Одной из самых сложных задач было поместить фигуры размером больше человеческого роста, с почти «микеланджеловскими» пропорциями в углы архивольтов. В результате позы людей оказались очень скованными и зажатыми. Говорили, что они представляют образ советского народа - «он весь или сидит, или стоит на коленях». Этот недостаток был отмечен и правительственной комиссией, которая принимала станцию, однако Сталин, прибывший на открытие, как вспоминал Душкин, долго ходил вокруг скульптур и с грузинским акцентом приговаривал: «Как живые, как живые...» Вероятно, это и спасло станцию.

При всей аллегоричности и обобщенности изваяний некоторые детали все же указывают на конкретные исторические события. Так, у матроса-сигнальщика на бескозырке название революционного линкора «Марат», у девушки-снайпера на груди значок «Ворошиловский стрелок» 1-й степени. Известны также имена моделей некоторых скульптур. Для фигуры матроса-сигнальщика позировал курсант военно-морского училища Олимпий Рудаков (в 1953 году, уже будучи капитаном 1-го ранга, он танцевал вальс с королевой Великобритании Елизаветой II в день ее коронации). Прототип революционного матроса Манизер нашел в Ленинградском высшем военно-морском училище имени М. В. Фрунзе - это был Алексей Никитенко, впоследствии за участие в боях с Японией получивший звание Героя Советского Союза.

Сейчас на «Площади Революции» 76 бронзовых фигур, но изначально их было 80. Дело в том, что в 1947 году в связи с открытием восточного наземного вестибюля 4 были сняты, а также был демонтирован барельеф Ленина и Сталина, который находился в тупиковом торце центрального зала. Всего на станции 20 различных образов, 18 из них повторяются четырежды, а 2 - дважды.

В 1941 году скульптуры со станции «Площадь Революции» были эвакуированы в Среднюю Азию и были возвращены обратно в 1944 году. Во время эвакуации скульптуры пострадали. От них остались лишь разрозненные части - головы, туловища, руки, оружие и другие детали. Однако за счет того, что каждая скульптурная композиция повторялась четырежды, все скульптуры удалось полностью восстановить.

Эта «подземная скульптурная галерея» всегда пользовалась особым вниманием посетителей метро, и постепенно появились своеобразные традиции. Так, например, студенты считают хорошей приметой перед экзаменом дотронуться до носа собаки пограничника на станции «Площадь Революции». Именно поэтому у всех четырех собак натертые до блеска морды. Есть несколько вариантов этой приметы. Например, пулей вылететь из вагона, дотронуться до носов сразу всех четырех собак и успеть вернуться в этот же поезд. По другой версии, для успешной сдачи экзамена надо дотронуться до носа собаки, а для сдачи зачета до ее лапы. Некоторые называют эту собаку собакой Баумана. Прикосновение к изящной ножке студентки, по еще одной примете, излечивает от несчастной любви. Ко всему прочему, карандаш молодого изобретателя и пистолет революционного матроса все время воруют.

Кстати, у одной из бронзовых мужских скульптур пальцы сложены в троеперстие, будто он собирается перекреститься. Как же так, в Советском Союзе не было религии, а тут такая идеологическая бомба? Если присмотреться к строению станции, можно провести параллель с христианским храмом. Середина зала -центральный неф, по краям два боковых нефа, а в том месте, где обычно располагается алтарь, до открытия второго эскалатора был барельеф «Сталин и Конституция».

На стенах платформ закреплены бронзовые стрелки с надписями «Выход в город» - это старейшие указатели московского метро. На «Площади Революции» и других станциях этого пересадочного узла, «Охотный Ряд» и «Театральная», существует Wi-Fi. Так старинное соседствует здесь с современностью.

11 сентября 1938 года открылась станция «Театральная», которая тогда называлась «Площадью Свердлова» в честь одного из ближайших соратников Ленина. Если присмотреться к надписи названия станции на путевой стене, то можно заметить следы от букв, составлявших старое название.

«Театральная» - последний проект академика архитектора Ивана Александровича Фомина (1871-1936), автора станции «Красные ворота». После смерти мастера закончить работу поручили его ученику Леониду Полякову, который воплотил идеи учителя практически без изменений. Последняя работа маэстро может служить примером компромисса: воспитанный в традициях классической архитектуры, он соединил ее принципы с декоративным убранством в стиле 1930-х годов.

По проекту в нижних кессонах главного свода должны были расположиться фарфоровые барельефы с изображениями физкультурников, но в итоге приняли другую концепцию, и главной темой в оформлении станции стали народный танец и игра на музыкальных инструментах. Барельефы, изображающие танцующих и музицирующих представителей народов СССР в национальных одеждах, были изготовлены на Ленинградском фарфоровом заводе по эскизам Натальи Данько. Из одиннадцати республик, входивших в 1938 году в состав СССР в барельефах представлены только семь: Грузия, Армения, Украина, Белоруссия, Казахстан, Узбекистан и Россия. Неохваченными остались Таджикистан, Туркмения, Азербайджан и Киргизия.

Данько описывала трудности, возникшие при отливке фарфоровых фигур такого объема: «Ни у нас, ни на Западе эта технология еще не была разработана. Применяли новый способ формовки: в гипсовую форму, снятую с барельефа, вливали жидкую фарфоровую массу и оставляли, пока она не застынет. Потом на оставшуюся в форме массу вручную накладывали необходимое количество фарфорового теста».

Кстати, присмотритесь: над путем в сторону «Красногвардейской» три мостика, но работают только два. Раньше работали все, но после постройки второго перехода на «Охотный Ряд» одну лестницу разобрали.

Старый переход на станцию «Охотный Ряд» начинается легким мостиком через пути и продолжается длинным коридором, который проложили в 1946-1947 годах. Раньше его освещали круглые лампы, отчего коридор был похож на космический корабль, сейчас их заменили обычными лампами дневного света. В переходе с «Театральной» на «Охотный Ряд» часто можно послушать игру скрипача.

Станции «Библиотека имени Ленина», «Боровицкая», «Арбатская» и «Александровский сад»

Первыми станциями самого крупного московского пересадочного метроузла стали «Библиотека имени Ленина» и «Александровский сад», открытые в 1935 году.

«Библиотека имени Ленина» - единственная на первой очереди односводчатая станция. Как и «Кропоткинская», изначально она должна была представлять собой гигантский подземный памятник пролетарскому вождю, перекликаясь со зданиями Библиотеки и позднее - Дворцом Советов. Говорят, здесь сначала даже положили паркетный пол, который, впрочем, продержался очень недолгое время.

На буквах «Б» в названии станции «Библиотека имени Ленина» есть два странных одинаковых отверстия. Есть две легенды, объясняющие их происхождение. Согласно первой, милиционеры утверждают, что лет 20 назад ночью, перед самым закрытием метро, была перестрелка с погоней. По второй легенде эти «автографы» оставили два пьяных ремонтника, попытавшихся на спор вогнать дюбеля.

Присмотритесь: при на переходе на «Боровицкую», которая примечательна, прежде всего, своим панно на тему дружбы народов СССР, по левой стороне возле лестницы можно увидеть окаменелого брюхоногого моллюска. Размеров он не маленьких, так что внимание привлекает. Этот парень жил около 300 миллионов лет назад в каменноугольном периоде.

Станция «Александровский сад» необычна для Московского метрополитена расположением своих платформ. Чтобы узнать, почему она выглядит именно так, заглянем в историю.

Строительство станции началось только в июле 1934 года. Под одним из участков станции «Ул. Коминтерна», как она изначально называлась, проходил канализационный коллектор мощностью «2 миллиона ведер» воды в сутки. Коллектор представлял собой хрупкую гончарную трубу, так что малейшее нарушение грунтов могло повлечь за собой аварию. Постройка тоннеля проходила всего в паре метров от магистрали.

Предлагалось несколько решений: надо было либо выключить на время канализацию и через водосток на Арбатской площади спустить сточные воды в Москву-реку, либо на протяжении 100 м будущего тоннеля переложить канализацию в металлические трубы. Моссовет отклонил оба варианта. Спустить нечистоты в Москву-реку хотя бы на несколько дней - в санитарном отношении недопустимо. Переложить коллектор на протяжении 100м - значит разрыть всю улицу и закрыть движение, по крайней мере, на несколько недель. Инженером Кульбахом был предложен оригинальный способ -перекладку коллектора производить не в специальных траншеях, а в тех же, в которых сооружались стены тоннеля. Работа была выполнена с высочайшей точностью и аккуратностью, коллектор, на протяжении 40 метров переложенный в металлические трубы, не пострадал. Улица все время была открыта для движения.

Строительство станции было закончено в рекордные сроки, и уже 31 января 1935 года она была отделана и сдана. В отделке станционного зала использованы белый, желтый, серый мрамор, черная керамическая плитка.

Для входа, выхода и сообщения со станцией «Библиотека имени Ленина» был построен не сохранившийся до наших дней наземный вестибюль. Располагался он на углу Воздвиженки и Моховой, примерно там, где сейчас расположен вход в подуличный переход. Вестибюль этот с самого начала строился как временный, постоянный предполагался в сооружаемом гигантском здании Библиотеки имени Ленина.

Прямой пересадки на «Библиотеку имени Ленина» сначала не было, ведь на первой очереди поезда ходили через один — от «Сокольников» до «Парка Культуры» идо «Смоленской». Пешеходные коридоры, ведущие к восточным торцам платформ станции, были построены сразу в 1935 году, но, скорее всего, не использовались до сентября 1938 года, когда был пущен участок «Ул. Коминтерна» - «Пл. Революции» - «Курская» и Арбатский радиус не начал функционировать независимо от Фрунзенского. В это время заканчивалось строительство здания библиотеки, в котором с самого начала проектом предусмотрен вход в метро.

Новый вестибюль был открыт лишь в 1 946 году - уже после войны. В это же время были реконструированы переходы, примыкающие к восточным торцам платформ. Первоначально эти коридоры были совсем не такими, как сейчас: узкими, темными, с очень крутыми лестницами. Тогда же станция была переименована в «Калининскую».

5 апреля 1953 года был пущен в эксплуатацию глубокий Арбатский радиус. Станция «Калининская» была закрыта для пассажиров, а подземное пространство кардинально перестроено. Вестибюль в здании библиотеки стал использоваться как наземный вестибюль «Арбатской», о которой можно почитать в маршруте по Бульварному кольцу.

8 ноября 1958 года было открыто движение по новой Филевской линии до станции «Кутузовская», и одновременно вновь - и «Калининская», серьезных перестроек при этом не производилось.

С 5 июля 1990 года станция называется «Александровский сад». Первоначально предполагалось переименовать станцию в «Воздвиженку», и станция носила это название в течение нескольких дней. Были даже отпечатаны вагонные схемы с названием «Воздвиженка», что вносило дополнительную сумятицу среди пассажиров. Зачем понадобилось спешно заменить столь уместное и лаконичное название на нынешнее громоздкое и трудновыговариваемое - загадка.

Во время строительства подземного торгового центра под Манежной площадью один тоннель до «Охотного Ряда» был разобран. Второй остался для служебных нужд метрополитена, он существует до сих пор и используется как соединительная ветвь. Сохранились и оба тоннеля к«Площади Революции». Имеют распространение слухи о продолжении этих путей под Кремль, которыми пользовался в частности И. В. Сталин при поездках в московском метрополитене на специальных поездах, однако эти слухи не имеют подтверждения, так как никаких ответвлений с этих путей не существует.

Станция - конечная, оборот поездов производится по обоим путям через перекрестный съезд. До недавнего времени на станции большую часть дня использовалась только одна платформа, вторая - по расписанию лишь в часы пиковых нагрузок. С открытием вилочного ответвления обе платформы стали использоваться постоянно. До станции «Международная» поезда туда отправляются с 1-й (дальней) платформы, а в направлении станции «Строгино» -с обеих платформ. Об отправлении поезда до «Международной» можно узнать по указателю и объявлениям по громкоговорящей связи.

Долгое время на станции сохранялись последние на Московском метрополитене стрелочные интервальные часы. К сожалению, недавно они были демонтированы.

Станция, возможно, лидирует в Московском метрополитене по числу параметров, по которым станция является уникальной. «Александровский сад» - это единственная станция первой очереди и единственная подземная станция с боковыми платформами, одна из двух конечных с боковыми платформами (вторая -«Выхино»), Единственная в Москве четырехпролетная колонная станция мелкого заложения. Одна из двух конечных станций Московского метрополитена, которая не планировалась как конечная при строительстве (вторая - «Кунцевская»), Одна из четырех станций Московского метрополитена, закрывавшихся на длительный срок. Одна из четырех станций Московского метрополитена, выстроенных в кривой, одна из двух станций со значительным изгибом (вторая - «Кутузовская»), Единственная подземная станция с изгибом. Станция, в декабре 2008 года вышедшая на первое место по продолжительности пребывания конечной. Одна из двух первых пересадочных станций Московского метрополитена (вторая - «Библиотека имени Ленина», между ними и появился первый в Москве переход). Рекордная по длине переходов станция. Ее выход в Александровский сад находится дальше от станции, чем любой другой на других станциях (если не считать мост Багратион частью станции «Выставочная»). Расстояние по путям до следующей станции («Арбатская» Филевской линии) составляет 585 метров, этот перегон был самым коротким в Московском метрополитене с момента открытия метрополитена до открытия станции «Международная» 30 августа 2006 года. Станция, выход которой ближе всего к Кремлю. До открытия «Делового центра», а также после укорачивания линии до «Кунцевской» была и является в настоящее время единственной станцией, на которой одна из платформ работает по расписанию. «Александровский сад» - рекордсмен по переименованиям. Станция называлась и «Коминтерн», и «Имени Коминтерна», и «Улица Коминтерна», с 1946 по 1990 год носила название «Калининская». В 1990 году станция буквально несколько дней называлась «Воздвиженкой».

У станции «Александровский сад» формально два вестибюля, а у станции «Библиотека имени Ленина» - ни одного. На самом деле оба являются по сути совмещенными: наземный - для «Александровского сада» и «Арбатской», подземный - для «Александровского сада» и «Библиотеки имени Ленина». Однако, судя по указателям на поверхности, дело обстоит с точностью до наоборот - на улице Воздвиженка, куда имеют выход оба вестибюля, около обоих стоят указатели «Станция метро «Библиотека имени Ленина».

Станция метро Кропоткинская»

Станция, от которой начинается наша прогулка по Бульварному кольцу, была открыта в 1935 году и составе первого пускового участка Московского метрополитена. Тогда она называлась «Дворец Советов», вдумывалась как подземный вестибюль «пролетарского чуда» и должна была стать чуть ли не главной станцией московского метро.

Дело в том, что на месте взорванного в 1931 году храма Христа Спасителя планировалась самая грандиозная в мире стройка. Так никогда и не построенный Дворец Советов должен был стать девятой, центральной и главной московской сталинской высоткой, кульминацией всего высотного строительства СССР и самым высоким зданием мира, значительно превосходящим Эмпайр Стейт билдинг в США. По проекту архитектора Бориса Иофана «Дворец Советов» представлял собой гигантское пятиярусное здание-пьедестал для 80-метровой статуи Ленина с глазами-прожекторами и читальным залом на 150 мест в голове. Одна только ладонь коммунистического вождя могла стать площадкой сразу для нескольких вертолетов. Но стройке века не суждено было случиться - планам помешала Вторая мировая война.

Однако в 30-х годах ожидалось, что, когда будет возведен Дворец, на близлежащую станцию метро обрушатся огромные потоки пассажиров, поэтому она должна быть широкой и свободной. Вопреки ожиданиям тех лет, сегодня станция сравнительно мало загружена пассажирами. Но здесь предполагается пересадка на станцию «Остоженка» при продлении Калининской линии.

Выдающиеся харьковские архитекторы Якоб Лихтенберг и Алексей Душкин при работе над станцией «Дворец Советов» отказались от игры в подражание архитектуре классической Греции, которая была очень популярна в то время. Они обратились к опыту Древнего Египта и позаимствовали оттуда лотосообразную форму опор и широкие раструбы, в которых были спрятаны светильники: таким образом скрывалось место соединения колонн с потолком, который словно теряет вес и воспаряет над пассажиром. Правда, совсем недавно, уже в наши дни, в связи с ужесточением санитарных норм освещения эти светильники заменили люминесцентными лампами, что, к сожалению, нарушило мягкое равномерное освещение зала.

Когда проект был представлен на суд комиссии, Лазарь Каганович возмутился тем, что они фактически «перефразировали» «дом фараонов», знаменитый храм Амона в Карнаке. Но Алексей Душкин парировал это обвинение фразой, ставшей крылатой: «У них дворцы для фараонов, а у нас - для народа».

Вопреки распространенному мнению при облицовке станции не использовали мрамор от разрушенного храма Христа Спасителя, отделка должна была быть нарочито скромной: метлахская плитка (потом ее заменили уральским мрамором коелга), на полу - асфальт (вместо него в 1950-е годы положили в шахматном порядке красные и черные плиты выборгского гранита). Однако для того, чтобы построить новую станцию метро, на этом месте была снесена древняя московская церковь Сошествия Святого Духа, которая появилась еще до того, как вместо белогородских стен разбили бульвары.

Станция «Дворец Советов» вызвала бурю восторга. Нравилось здесь все: и дворцовое пространство, и строгость оформления, и даже пальмы в кадках, которые расставили между колоннами, подчеркивая их родство с природными формами. Станция получила Гран-при на международных выставках в Париже в 1937 году и Брюсселе в 1958 году, а в 1941 году ей присудили Государственную премию СССР.

В 1957 году, когда стало уже совершенно очевидно,что Дворец Советов построен не будет, станцию переименовали в «Кропоткинскую» в честь анархиста, революционера, но в первую очередь географа и геолога Петра Кропоткина, который когда-то родился в этом районе. Знаменитый ученый в 1874 году ввел термин «вечная мерзлота», прочитал о ней доклад, до которого никто в Русском Географическом обществе не знал об этом понятии, а на следующий день был арестован за принадлежность к тайному революционному кружку и заключен в Петропавловскую крепость, где ученому была предоставлена возможность свободно читать и работать, благодаря чему он подготовил еще несколько трудов.

Выйдя из метро «Кропоткинская», вы окажетесь под легкой полуциркульной аркой, которую придумал Самуил Кравец — главный архитектор «Метропроекта», также приехавший на руководство проектированием первого советского метро из Харькова. Находится этот наземный вестибюль в самом начале Гоголевского бульвара на площади Пречистенских ворот. Сегодня она является мощной транспортной развязкой пяти улице памятником Фридриху Энгельсу на стрелке улиц Пречистенка и Остоженка. Но когда-то была тихим московским предместьем Чертолье, через которое русские цари выезжали из города на дорогу в Новодевичий монастырь на богомолье.

Станция метро «Смоленская»

О «Смоленской» Арбатско-Покровской линии рассказывать не так интересно, как об одноименной станции Филевской линии, расположенной чуть-чуть подальше, на Смоленской площади.

Решение о строительстве Арбатского радиуса было принято 7 августа 1933 года. Первоначально предполагалось строительство всего радиуса так называемым «парижским» способом. Этот способ сооружения тоннелей предполагал большое количество работ по обустройству шахтных комплексов, переносу плотной сети городских коммуникаций, укреплению фундаментов домов, кроме того - не гарантировал защиту от возможных просадок дневной поверхности, которые могли парализовать жизнь в этом оживленном районе Москвы. В конечном итоге проект строительства парижским способом был отклонен и принято решение вести сооружение линии траншейным способом, получившим название «московский». 3 января 1934 года вышло постановление Московского комитета партии и Моссовета о новой трассировке Арбатского радиуса. Суть траншейного метода состоит в том, что сначала в боковых траншеях возводятся стены, затем поверх стен и грунта бетонируется перекрытие, из-под него производится выемка всей толщи земли вплоть до лотковой части сооружения. Таким образом, станция строится как бы сверху вниз, и перекрытие возводится раньше, чем лотковая часть.

Конструкционная схема «Смоленской» идентична аналогичным станциям первой очереди - «Арбатская», «Сокольники», «Парк Культуры», за одним исключением - в средней части лоток станции на протяжении 44 м выполнен не из монолитного бетона, а из железобетона. Эта особенность вызвана тем, что на «Смоленской» предполагалась пересадка на будущую станцию Кольцевой линии - тогда Кольцо трассировалось целиком вдоль Садового кольца. В этом месте предполагался спуск в пересадочный коридор.

В одном из первоначальных проектов на станции предусматривался выход на внутреннюю сторону Садового кольца. Но в 1935 году построили по-другому: станция была открыта с двумя наземными вестибюлями, ни один из которых до наших дней не сохранился. Западный вестибюль располагался недалеко от нынешнего и коротким лестничным маршем соединялся с западным выходом станции.

Вдоль станции был построен подземный переход, по которому пассажиры могли попасть как к западному, так и восточному мостику над путями. В середине этого перехода начинался длинный подходной коридор, который вел ко второму вестибюлю, расположенному в стороне от станции, на Смоленской площади, в середине проезжей части нынешней трассы Садового кольца. Позднее, при реконструкции Садового кольца в 1937-1939 годах, южный вестибюль был снесен, а ведущий к нему коридор стал использоваться для служебных нужд. Сегодня коридор вдоль станции никак не сообщается с платформой и служит лишь подземным переходом под Садовым кольцом, что позволяет считать его самым первым подземным пешеходным переходом не только в Москве, но и в России.

В 1953 году, после открытия глубокого Арбатского радиуса (часть Арбатско-Покровской линии), мелкий Арбатский радиус от станции «Ул. Коминтерна» до станции «Киевская» был закрыт. Станционный зал «Смоленской» использовался просто как склад, а иногда здесь проводились выставки. На путях был настлан досчатый пол и установлены стеллажи, на которых располагались экспонаты.

После повторного открытия мелкого Арбатского радиуса в 1958 году, ставшего частью Филевской линии, был организован вход на станцию, встроенный в знаменитый «дом с башенкой», построенный по проекту архитектора Жолтовского. После этого давным-давно закрытый коридор вдоль станции был превращен в подуличный пешеходный переход под Садовым кольцом и открыт 30 апреля 1959 года. Вот только входы из него на станцию восстановлены не были, нет их и сегодня. Места примыкания спусков и сейчас угадываются по расположению колонн.

За все 75 лет, прошедших с момента открытия, станция практически не подвергалась переделкам и сохранила свой первоначальный облик.

Интересно, что в Московском метрополитене существуют всего две пары станций с одинаковыми названиями, не соединенных переходами: «Смоленская» «Арбатская».

Метро «Пушкинская», «Тверская» и «Чеховская»

Три станции разных линий Московского метрополитена выходят на Пушкинскую площадь. Пересадочный узел, станции которого были названы в честь писателей Александра Пушкина, Максима Горького и Антона Чехова, был глубоко символичен. Но в 1991 году станция «Горьковская» была переименована в «Тверскую», одновременно с аналогичным переименованием улицы Горького.

Первой на этом узле появилась станция «Пушкинская» в 1975 году. Писательская тема прослеживается в ярких медных чеканках, расположенных на путевых стенах «подземного дворца» - по четыре на каждой. Чеканки посвящены Москве, Санкт-Петербургу, Царскосельскому лицею, имению Михайловское, могиле поэта в Святогорском монастыре и поэтическому дару Пушкина. Каждое изображение сопровождается строками из произведений поэта. На площадке перехода установлен бюст Пушкина работы скульптора М. А. Шмакова. Сегодня «Пушкинская» - одна из самых загруженных станций метро, ежедневно станцией пользуются около 400 000 человек.

Второй открылась «Тверская», хотя изначально между станциями «Маяковская» и «Площадь Свердлова», которая сегодня называется «Театральной», должна была появиться станция «Советская». Но уже в 1934 году эта станция была исключена из проекта Горьковского радиуса, а строившиеся тоннели в этом месте получили совершенно другой уклон. Это произошло в целях ускорения строительства линии. Дело в том, что из-за тяжелой гидрогеологической обстановки подвести перегонные тоннели к станции оказалось практически невозможно - это заняло бы слишком много сил и ресурсов. Возникший вследствие ее закрытия необоснованно длинный перегон в самом центре Москвы был ликвидирован только в 1979 году строительством «Горьковской» - «Тверской». Реализация этого проекта обошлась очень дорого даже по временам застоя.

Позднее по специальному указанию Сталина здесь был построен высокозащищенный бункер штаба Гражданской обороны Москвы с использованием элементов первоначального проекта станции «Советская». Тоннели проходят буквально в нескольких десятках метрах от бункера. Разработчики игры «Metro 2033: The Last Refuge» даже хотели устроить презентацию игры, созданной по мотивам книги «Метро 2033» Дмитрия Глуховского, именно здесь, на станции «Советской».

Станция «Тверская» была открыта в 1979 году. Интересно, что во время ее строительства движение поездов не прерывалось. Название ей было дано по Тверской улице, на которой станция расположена. Станция, очень похожая на нашу «Тверскую», есть в Харьковском метрополитене - она называется «Южный вокзал».

Стены «Тверской» отделаны светло-серым мрамором, пол выложен красным гранитом. Оформление станции посвящено произведениям Максима Горького, имя которого первоначально носила станция. Между эскалаторами перехода установлена скульптура писателя.

Последней открылась «Чеховская» - зато прямо на Новый 1987 год - в качестве подарка москвичам. Ее стены украшены мозаичными панно по мотивам произведений Антона Павловича Чехова. В центре центрального зала подвешены оригинальные светильники, украшенные металлическими букетами и драпировкой. За станцией расположен тупик, использовавшийся для оборота составов до продления линии на север. Сейчас он эксплуатируется для ночного отстоя составов.

Станция метро «Трубная»

Вопрос о сооружении станции с выходом на Трубную площадь поднимался еще до начала строительства Московского метрополитена. Уже в 1931 году станция «Трубная площадь» упоминается в составе электрифицированного железнодорожного диаметра. Но работы по сооружению станции начались только в 1990 году, так как до этого времени московские власти никак не могли определиться с тем, в состав какой именно линии она должна входить. Потом и начатые работы оказались заморожены. Лишь в 2007 году станция была открыта в составе первой очереди строительства центрального участка будущей Люблинско-Дмитровской линии.

Для украшения интерьера и удобства пассажиров в простенках между колонными секциями установили скамейки, оформленные ажурной ковкой в стиле модерн. Над ними смонтированы 12 витражей авторства Зураба Церетели. Тема оформления - Москва и малые города России, по которым любят путешествовать москвичи: Ростов, Новгород, Палех, Переславль-Залесский, Боголюбово, Ярославль, и фонари с кронштейнами в стиле модерн.

После открытия станции некоторые пассажиры высказывали недоумение по поводу оформления витражей. Дело в том, что практически на всех витражах изображены церкви и соборы, но ни на одном их куполе нет креста. Через несколько месяцев после открытия Трубной на всех куполах кресты появились - кто-то из пассажиров самостоятельно прикрепил к витражам маленькие нательные распятия и деревянные крестики. Руководство метрополитена не сочло эти кресты портящими облик станции, поэтому их можно наблюдать на витражах до сих пор.

На «Трубной» пересадка на станцию «Цветной бульвар» Серпуховcко-Тимирязевской линии, которая была построена в 1988 году по просьбе самого Юрия Никулина.

Станция метро «Чистые пруды», «Тургеневская» и «Сретенский бульвар»

Работы на станции «Кировская», как сначала назывались «Чистые пруды», начались летом 1933 года. Гидрогеологические условия по Кировской улице для проходки были весьма неблагоприятны. Трасса линии пересекала значительные пласты неустойчивых и плывунных пород. Станция сооружена на границе известняка и слоя юрских глин.

Бронзовый бюст С.М. Кирова на постаменте из черного полированного лабрадорского гранита был установлен у торцевой стены южного аванзала, напротив открывающейся высотной перспективы эскалаторного тоннеля, ведущего в верхний подземный вестибюль. Сегодня бюст Сергея Кирова, который стоял у не существующей ныне глухой стены на станции «Чистые пруды», находится в переходе с «Тургеневской» на «Сретенский бульвар». Примечательно, что после переноса памятника Кирову в переход и до появления на нем подписи многие пассажиры ошибочно принимали его за памятник Тургеневу.

Во время Великой Отечественной войны на станции разместились отделы Генерального Штаба и ПВО. Поезда не останавливались, платформа была отгорожена от проходящих поездов фанерными щитами, а в аванзале перед эскалаторами была установлена железобетонная стена для гашения ударной волны в случае попадания авиабомбы. В течение первых двух месяцев войны, пока не были завершены строительные работы в новом бункере для Ставки Верховного главнокомандующего, рабочие кабинеты Сталина и начальника Генштаба Шапошникова располагались в подплатформенных помещениях станции со стороны первого пути. Остальные подплатформенные помещения и платформа второго пути использовались для работы и как узел связи. Когда прекращалось движение поездов, перед снятием напряжения с контактного рельса к платформе первого пути подавался состав, вагоны которого служили для работы и отдыха. Кроме того, этот состав закупоривал тоннель для исключения каких-либо непредвиденных ситуаций.

В «Независимом военном обозрении» (№ 19, 2002) журналист Удманцев в статье «Карьера связиста Казакова» писал: «...Узел связи Генштаба располагался на станции метро «Кировская», что делало его неуязвимым при налетах немецкой авиации. В непосредственной близости от станции, в особняке с мезонином, находились Ставка Верховного главнокомандующего, Государственный Комитет Обороны и кабинет начальника Генштаба, а чуть дальше - на Мясницкой, 33,- второй этаж дома также занимали сотрудники УСа, на верхних - «квартировали» работники Оперативного управления и шифровальщики ГШ... На самой же «Кировской» платформа по краям была отгорожена щитами от проходящих мимо нее поездов. Одну сторону платформы занимал телеграфный центр. На другой стояли столы оперативных работников Генштаба, отдельно было отгорожено рабочее место начальника ГШ, оборудован личный кабинет Главковерха, который несколько раз во время бомбежек сюда тоже приезжал. Основная задача узла связи состояла в передаче боевых приказов и распоряжений Ставки по всем фронтам, а также в приеме боевых донесений и разведсводок из фронтовых штабов. Работе телеграфа мешал шум постоянно проходящих поездов, сквозной ветер сдувал бумаги со столов, так что их приходилось даже пришпиливать».

Позже под станцией был построен новый бункер для штаба ПВО, ныне заброшенный, а также бункер для Ставки Верховного главнокомандующего. В 1947 году на станции, впервые в Московском метрополитене, появилось люминесцентное освещение. В 50-х годах в двух парах проходов в южном аванзале были установлены малые гермозатворы. Сегодня на станции периодически собираются различные субкультурные группы. Например, по средам и субботам здесь встречаются готы, а по пятницам поклонники «Бойцовского клуба».

В 1990 году станция «Кировская» переименована в «Чистые пруды» -по Чистому пруду, к которому она выходит. Сначала предполагалось переименовать станцию в «Мясницкую», и она даже носила это название в течение нескольких дней. Были отпечатаны вагонные схемы с названием «Мясницкая», что вносило дополнительную сумятицу среди пассажиров.

Мощные пилоны «Тургеневской», куда можно сделать пересадку с «Чистых прудов», облицованы светлым мрамором «коелга». В нем можно разглядеть окаменелости - морские лилии. А еще прямо на станции находится приемная Ралько Василия Васильевича, Президента Московской городской нотариальной палаты.

Что касается новой пересадочной станции этого узла «Сретенский бульвар», то на всем ее протяжении средний и боковые залы разделены пилонами с нишами, в которые установлены 24 панно художника Ивана Лубенникова, представляющие собой плоские аппликации, прикрепленные поверх мраморных плит. Это стальные силуэтные элементы с травлеными изображениями горожан, деревьев, видов Бульварного кольца, а также его атрибутов: вазонов, памятников Пушкину, Гоголю, Тимирязеву и т.д. Аппликации были изготовлены на комбинате декоративно-монументального искусства. Благодаря специальной технике изготовления они выглядят не как черно-белая графика, а имеют довольно сдержанные охристые земляные цвета. Каждая картина - самостоятельное произведение, несущее определенную информацию.

Окаменелости можно увидеть в оранжевом мраморовидном известняке «Сретенского бульвара». Большая его часть находится на путевых стенах, и древних животных в нем с платформы через пути разглядеть практически невозможно. Но для изучения доступны небольшие участки облицовки в четырех концах платформы - напротив головных и хвостовых вагонов поезда. Также оранжевым камнем отделаны стены перехода на станцию «Чистые пруды». Окаменелости на «Сретенском бульваре» многочисленны, но, в отличие от палеофауны на соседней «Трубной», большого интереса для пассажиров метро не представляют. Дело в том, что они очень малы - в лучшем случае 3-4 сантиметра, а большинство раковинок вообще миллиметровой длины. Однако такой камень на других станциях метро еще не использовался, и эта палеофауна в своем роде уникальна. Здесь есть раковины примитивных одноклеточных - фораминифер, гастроподы - брюхоногого моллюска, иглы брюхоногих ежей и ростры белемнита.

Станция метро «Лубянка»

Станция была изначально названа в честь создателя и первого председателя ВЧК Феликса Дзержинского. В 1990 году площади Дзержинского, под которой проходит метро, вернули историческое название -Лубянская - и станцию переименовали в «Лубянку».

Строительство шло в чрезвычайно сложных гидрогеологических условиях. Вот как описывает процесс работ американский инженер Джордж Морган в книге «Как мы строили метро» 1935 года:

«...Вся масса грунтов опиралась лишь на деревянное крепление штольни, механическая прочность которой, естественно, не была рассчитана на такую непомерную нагрузку. Кровля штолен начала садиться, вся масса пород на станции пришла в движение, отдельные элементы крепления начали выбывать из строя. Транспортные штольни сверху и с боков сдавило настолько, что по ним с трудом проходила даже небольшая вагонетка.

Положение было очень серьезное. Стойки диаметром в полметра ломало, как спички. Там, где стойки уцелели, их вдавило в деревянные лежаны, на которые они опирались. Пробив лежаны, стойки вошли в твердую почву штольни. Это создало впечатление, что почву начинает пучить...

...Над нами проходила площадь, важный узел города. Над станцией были проложены магистрали водопровода, канализации, освещения, телефона. Серьезная осадка на поверхности могла повредить подземные сооружения и в какой-то мере отразиться на жизни города. Если на угольных разработках можно было оставить недоконченную выработку и перейти на новый участок пласта, то здесь было иначе. Станция представляла звено в общей цепи перегонов, и перенести ее на новую территорию было невозможно.

Совершенно ясна была необходимость остановить какими-то мерами дальнейшую деформацию и осадку. Для этого пришлось временно заложить бутовой кладкой участки транспортных штолен. В этой стадии работ станция превратилась в аварийный участок...

...Стало очевидным, что если трех-сводчатую станцию трудно строить даже при самых благоприятных геологических условиях, то в условиях «Дзержинской» станции это невозможно. Мнения инженеров разделились. Самые осторожные предлагали на этом месте станции не строить, а просто пройти площадь перегонными тоннелями. Другие считали возможным отодвинуть станцию от центра площади, где можно было разыскать более надежные грунты. Третьи, наконец, предлагали продолжать строить на прежнем месте, но только не трехсводчатую, а двухсводчатую станцию».

Ценой неимоверных усилий, в жесточайшей борьбе с подземной стихией, станция была построена в срок, хоть и в усеченном виде - без центрального зала. В память о сложностях при строительстве и героизме строителей у вестибюля на углу Никольской улицы установлена скульптура, посвященная метростроевцам.

Московский метрополитен непрерывно развивался, в 70-х годах была построена новая Таганско-Краснопресненская линия, которая пересеклась с Сокольническим радиусом как раз под площадью Дзержинского. Для обеспечения пересадки на новую линию было решено произвести реконструкцию «Дзержинской» с достройкой полноценного центрального зала. Строительство вновь вернулось на шахту №14. Начальником участка был назначен ветеран Метростроя инженер Григорий Иосифович Гликин.

И через 40 лет, с применением передовых строительных технологий и материалов, потребовалось в сумме семь с половиной лет, чтобы построить то, от чего пришлось отказаться в тридцатых. Плывун остался плывуном, проходка была необыкновенно сложной. Для строительства наклонных эскалаторных тоннелей грунт был заморожен на глубину до тридцати метров. Работы с ювелирной аккуратностью проводились без прекращения движения поездов.

Еще в послевоенные годы на станции были установлены гермозатворы. Так как, в отличие от «Красных ворот», на «Дзержинской» первоначально было всего три пары проходов от эскалаторов в боковые залы, то установить один большой гермозатвор, перекрыв пару проходов, было невозможно, оставшиеся не справились бы с потоком пассажиров. Поэтому во всех проходах были установлены малые гермозатворы. После открытия центрального зала нагрузка на старые проходы уменьшилась, и одна пара проходов была закрыта, там теперь устроены служебные помещения.

Фрагмент первоначальной отделки станции сохранился в юго-западном торце: два прохода в короткий центральный зал, отделанные темным мрамором. Первоначальная отделка боковых залов повторяла отделку сохранившейся «старой» части. Несуществующие пилоны были обозначены цветом и рисунком облицовки. В самом конце платформы и сейчас есть такой «бутафорский» пилон. После реконструкции «Дзержинская» превратилась в невыразительную и безликую пилонную станцию, довольно неудобную из-за значительной протяженности пилонов. При строительстве центрального зала не сохранилось первоначальное архитектурное и цветовое решение, как при аналогичной реконструкции на «Чистых прудах».

На станции «Лубянка» в красном мраморовидном известняке, которым облицованы стены по дороге к одному из выходов со станции, можно разглядеть окаменелости. Чтобы увидеть их, надо подняться со станции на эскалаторе, за которым начинается небольшой коридорчик, ведущий ко второму эскалатору. В этом коридоре и находятся окаменелости: раковины наутилуса, аммониты, морские лилии и иглы морских ежей.

В 2010 году на станции «Лубянка» произошел теракт. В результате двух взрывов (второй на станции «Парк Культуры» Сокольнической линии) погибло 39 человек, около 70 ранено.

Станция метро «Маяковская»

Самая красивая станция Московского метрополитена еще на стадии строительства стала самой необычной. Ее первый проект выполнил Сергей Михайлович Кравец, который был тогда главным архитектором Метропроекта. Грунт под площадью Маяковского казался достаточно устойчивым, чтобы применить принципиально новую, каркасную металлическую конструкцию. Она позволяла, несмотря на глубокое заложение станции, заменить громоздкие и тяжелые пилоны, которые использовались обычно, на стройные металлические опоры. Пространство станции словно открывалось - получалось не соединение приземистых нефов, а огромный колонный зал.

Когда главный зал был закончен, оказалось, что проектировщики переоценили твердость грунтов: свод покрывали многочисленные трещины. В экстренном порядке собрали комиссию по пересмотру проекта: станцию надо было спасать, а от колонной системы отказываться не хотели. Тогда пригласили архитектора Алексея Николаевича Душкина, который проектировал другую «ответственную» станцию - «Кропоткинскую». По проектам Душкина в Москве построены несколько станций, и все они - «Кропоткинская» и «Площадь Революции», «Автозаводская» и «Новослободская» - по-своему прекрасны. Но идея «Маяковской» оказалась самой новаторской. Здесь Душкин начал на деле применять созданную им «философию подземного пространства» в духе своей концепции «свет - главный конструктивный элемент». Впервые удалось создать столь впечатляющий свободой, высотой, светом и объемом подземный дворец.

Душкин пригласил знаменитого авиаконструктора Путилина, который предложил отливать опоры и декоративные стальные профили на заводе Дирижаблей (ныне - Долгопрудный). Кстати, по неподтвержденным данным, в оформлении станции «Маяковская» использованы части настоящего дирижабля, выполненного по проекту Циолковского. Дело в том, что на первой же стадии испытаний этот цельнометаллический дирижабль не прошел проверку, и его ребра жесткости были пущены на отделку металлических арок станции.

Так станция приняла нынешний облик: опорами трех арочных сводов служат два ряда колонн, а каждый шатровый отсек, образуемый арками, открывается вверх небольшим овальным куполом. В каждом из 35 куполов было решено поместить мозаичное панно. Создание рисунков поручили художнику Дейнеке, а сами мозаики - Фролову. Тема цикла знаменитых мозаик «Маяковской» - «Сутки Страны Советов»: утро, день, ночь и снова утро. Предполагалось, что входящих и выходящих пассажиров будут «приветствовать» утренние сюжеты. На всех панно - жизнь граждан молодой советской страны.

«Маяковская» стала настоящим шедевром стиля ар-деко и была высоко оценена современниками. Ее проект получил Гран-при на Всемирной промышленной выставке в Нью-Йорке в 1938 году, и по сей день она считается одной из самых красивых станций метро в мире. В конце 80-х станция получила статус Памятника архитектуры, а в 2001 году постановлением Правительства Москвы «Маяковская» включена в Государственный список памятников истории и культуры города.

Без критики, конечно, не обошлось: Душкина обвиняли в том, что никак не учтен замысел сделать станцию - памятник Маяковскому. Эту оплошность впоследствии исправили, установив в глухом торце бюст поэта работы скульптора Кибальникова.

Во время Великой Отечественной войны «Маяковская» стала своеобразным символом сопротивления советского народа: б ноября 1941 года здесь состоялось торжественное заседание, посвященное 24-й годовщине Октябрьской революции, на котором снова были произнесены слова «Наше дело правое», и куда Сталин приехал, по неподтвержденным предположениям, по секретной линии «Метро-2». Во время налетов вражеской авиации станция служила бомбоубежищем.

Восточный наземный вестибюль встроен в здание Концертного зала имени П. И. Чайковского. В 30-х годах, во время строительства «Маяковской», применялась заморозка грунта, но трубы, по которым прокачивался соляной раствор для заморозки, не были извлечены. После оттаивания эти трубы связали несколько водоносных горизонтов, в толще грунта образовались трещины и пустоты, в результате чего конструкции станции находятся в обводненных грунтах под большим гидростатическим давлением, происходит их коррозия и дополнительные деформационные нагрузки. В 1996 году было проведено обследование конструкций «Маяковской». По результатам вскрытия двух колонных секций были обнаружены: разрушение гидроизоляции и дренажей, вентиляционной системы, сильная коррозия скрытых в наружной обшивке станции металлических конструкций, прогнившие изнутри ленты из нержавеющей стали, которые обтягивают конструктивный остов по внешнему абрису, механическая изношенность материала и его многочисленные утраты.

Однако самый большой урон станции нанесли не грунтовые воды, а наши соотечественники. В середине 90-х кооператив «Художники Арбата» взялся проводить на станции реставрационные работы. Оказалось, что вместо реставрации «художники» снимают облицовку колонн из полудрагоценного родонита и заменяют ее пластиком. Примерно с 10 колонн родонитовая облицовка была снята. Вандалов тогда успели остановить, родонит, который уже был расколот на мелкие кусочки, уложили на место. Но некоторые колонны и сейчас просто покрашены краской. Реставрационные работы предполагалось начать уже давно, однако всякий раз откладывались по разным причинам.

Второй выход был открыт 2 сентября 2005 года - вместе с новым подземным вестибюлем. Автор проекта Галина Мун бережно подошла к вторжению в архитектурное пространство шедевра Душкина. Новый подземный вестибюль, расположенный на пересечении 1-й Тверской-Ямской улицы с 1-м Тверским-Ямским переулком, архитектурно и композиционно перекликается со станцией. Свод кассового зала украшен мозаиками художника Ивана Лубенникова. Основная тема - та же, что и на самой станции - небо. В мозаиках Дейнеки небо лазорево-чистое и прозрачное, служит лишь фоном к изображению, здесь же небо само является смыслом композиции - ночь со звездами, день, радуга. Купол пересекают несколько с детства всем знакомых цитат Маяковского. Стены и колонны вестибюля и коридоров облицованы мрамором, пол выложен гранитом.

«Маяковская» - одна из самых популярных станций у метрофанатов не только благодаря своей красоте, но и потому что представляет собой своеобразную площадку для игр. Если два человека встанут у противоположных - через платформу - колонн станции «Маяковская» и один будет что-то говорить в одну из них, то второй прекрасно услышит своего друга. Даже когда мимо с шумом будет проезжать поезд. Свою речь можно начинать словом «Прием!» и периодически вставлять «Кщщ-кщщ». Такая своеобразная метроигра. Еще можно запустить пятирублевую монетку. Она перелетит по желобу, пройдет под потолком и приземлится у подножья противоположной арки. В советские времена для этих целей использовались пятикопеечные монеты.

На станции «Маяковская» заканчивается наша прогулка по Тверской улице. Можете поиграть на станции или, если не устали, прогуляться до Патриарших прудов и зайти в Булгаковский дом неподалеку отсюда.

Метро «Новокузнецкая» и «Третьяковская»

Любопытно, что изначально название станции «Новокузнецкая» писалось через дефис - «Ново-Кузнецкая». В проекте она носила имя «Климентовский переулок». Название было дано по Новокузнецкой улице и не имеет никакого отношения к городу Новокузнецк, который в то время назывался Сталинск.

Проект станции в 1946 году был удостоен Сталинской премии 1 -й степени. «Новокузнецкая» является памятником истории и культуры и охраняется государством. Внутренний интерьер станции богат элементами художественного оформления. Тема оформления -стойкость и борьба советского народа в годы Великой Отечественной войны.

На эскалаторном наклоне - скульптурная вставка работы Томского в виде щита, обрамленного знаменами, оружием и лавровыми венками и имеющего в центре надпись: «Слава доблестным бойцам Великой Отечественной войны». В переходе в южный зал станции «Третьяковская» находится мозаичное панно «Фронт и тыл в борьбе против немецких захватчиков». До удлинения центрального зала в 1970 году в связи со строительством перехода панно находилось в его южном торце.

Открытая во время войны станция должна была показать преемственность и единую историю СССР и прошлой России. Удивительно, но русские князья и царские полководцы вдруг изображались героями на барельефах станции. В то время как в 1920-1930-е годы на волне призыва «Отречемся от старого мира» многие дореволюционные герои ушли в небытие. В преддверии войны старых героев стали робко воскрешать. Эйзенштейн, например, снял фильм «Александр Невский», который, впрочем, сразу же перестали демонстрировать после подписания пакта с Германией в 1939 году.

Одним из главных толчков к пересмотру истории стала речь Сталина 7 ноября 1941 года перед уходящими на фронт войсками. «Новокузнецкая», по сути, является иллюстрацией к этой речи:

«Война, которую вы ведете, есть война освободительная, война справедливая. Пусть вдохновляет вас в этой войне мужественный образ наших великих предков - Александра Невского, Димитрия Донского, Кузьмы Минина, Димитрия Пожарского, Александра Суворова, Михаила Кутузова... Товарищи красноармейцы и краснофлотцы, командиры и политработники, рабочие и работницы, колхозники и колхозницы, работники интеллигентного труда, братья и сестры в тылу нашего врага, временно попавшие под иго немецких разбойников, наши славные партизаны и партизанки, разрушающие тылы немецких захватчиков, пусть осенит вас победоносное знамя великого Ленина! Враг рассчитывал на то, что после первого же удара наша армия будет рассеяна, наша страна будет поставлена на колени. Но враг жестоко просчитался. Несмотря на временные неуспехи, наша армия и наш флот геройски отбивают атаки врага на протяжении всего фронта, нанося ему тяжелый урон, а наша страна -вся наша страна - организовалась в единый боевой лагерь, чтобы вместе с нашей армией и нашим флотом осуществить разгром немецких захватчиков».

Из речи Сталина 7 ноября 1941 года

Примечательно, что барельефы с изображением великих предков и даже «знамя Ленина» представлены на станции именно в том порядке, в каком их перечислил Сталин -все точно по его речи.

Помимо героической борьбы советских людей с врагом, станция должна была продемонстрировать величие страны и будущую счастливую эпоху мирного созидания. Это хорошо отражено на потолочных мозаиках. Монументальные панно из смальты художественным языком рассказывают о мирной жизни: люди собирают урожай, строят дома, ведут детей в школу. Панно с мирными сюжетами были задуманы еще до войны и предназначались первоначально для станции «Павелецкая». Зал пересекает ряд торшеров, расположенных под панно. Сами панно были сделаны в блокадном Ленинграде умиравшим от голода мастером мозаики Владимиром Фроловым. Он закончил работу совершенно обессиленный, проследил за их рискованной погрузкой на баржи через Ладогу и через несколько дней после окончания одного из важнейших дел своей жизни - умер. Похоронен Фролов в Ленинграде, на Смоленском кладбище, в братской могиле профессоров.

Интересные воспоминания о строительстве станции оставила архитектор Надежда Быкова, жена одного из авторов проекта станции Ивана Таранова:

«Мы заканчивали «Новокузнецкую» уже во время войны. Заготовленные для нее архитектурные детали были спрятаны в подвал. Муж вернулся в Москву из эвакуации раньше меня. В письме написал мне, что обнаружил оставшиеся не у дел прекрасные мозаичные плафоны А. А. Дейнеки, предназначавшиеся для «Павелецкой», и что намеревается использовать их в нашей станции. Мне не хотелось отягощать мозаикой легкий свод, но я не успела отговорить мужа. Когда приехала в Москву, плафоны уже были установлены...»

Из воспоминаний архитектора Надежды Быковой

Из центра зала по эскалаторным наклонам можно осуществить пересадку в оба зала станции «Третьяковская» Калужско-Рижской и Калининской линий. Переход в южный зал сооружен в 1970 году, в этих целях центральной зал «Новокузнецкой» был удлинен. Построенные при этом пилоны заметно отличаются от старых. Переход в северный зал из центральной части станции открыт в 1985 году. В 1996 году был сооружен дополнительный переход в южный зал станции «Третьяковская».

Загороженный вход посередине «Третьяковской» вызывает у москвичей и гостей много вопросов и ложных догадок - всего лишь задел под будущий новый переход на «Новокузнецкую».

На «Третьяковской» около первого, второго и третьего путей за турникетами есть полноценное кафе на 30 человек, причем не только для сотрудников метрополитена, но и для обычных пассажиров.

Другие достопримечательности Москвы
Измайловский парк Измайловский парк — хорошее место для прогулок на востоке столицы: не шумно, свежий воздух, а если...
Нескучный сад Нескучный сад является одним из наиболее старых и загадочных парков Москвы. Здесь находятся...

Смотрите также: Фото Иерусалима, Города Японии, Науру, Маданг, Нассау, Сваямбунатх, Гималаи



Наверх