Памятник "Медный всадник" в Санкт-Петербурге

Конная статуя российского императора Петра I, известная как памятник Медный всадник, находится на Сенатской площади Санкт-Петербурга. Это одна из известнейших достопримечательностей Северной столицы, изображение которой можно найти на почтовых открытках и марках, конвертах и туристических путеводителях. Силуэт бронзового исполина (свое название "Медный всадник" он получил благодаря одноименному произведению А. С. Пушкина), настолько узнаваем, что ассоциируется исключительно с городом на Неве, поэтому его с полным основанием называют визитной карточкой Питера.

Скульптура появилась на этом месте более двухсот лет назад, но интерес к ней настолько живой и непреходящий, будто воплощенная в этом творении легендарная государственная личность совсем недавно стала частью нашей истории. Впрочем, удивляться этому не приходится: современная Россия переживает такой подъем и одновременно сталкивается с такими глобальными вызовами, что нынешнее время многие нередко сравнивают с петровской эпохой.

Есть у Медного всадника и своя история – насыщенная событиями и фактами, мифами и легендами. Поиск литейщиков, скептицизм многих мастеров, что такой памятник вообще возможно создать, сложности с доставкой огромного камня в качестве пьедестала и другие моменты не оставляют никаких сомнений – возводился он, если можно так сказать, в суете и трудностях. Однако отлитый в металле Петр Великий достойно преодолел их, дойдя до наших дней в первозданном виде, символизируя собой величие и могущество Отечества.

Вместо памятника Екатерине II

Памятник Медный всадник мог и не увидеть свет, если бы не добрая воля императрицы Екатерины II. Точнее её мудрый и дальновидный расчет.

Для Софии Августы Фредерики Ангальт-Цербстской великий предшественник на российском престоле был безусловным авторитетом во всём. Инициируя различные реформы или приглашая в Петербург талантливейших литераторов, художников и скульпторов, самодержица подражала Петру I. Она была человеком прогрессивным и с готовностью впитывала всё новое в науке и философии. Не зря эпоха государыни Екатерины Алексеевны вошла в отечественную историю под названием «век просвещенного абсолютизма», а еще как «союз философов и монархов».

Заслуги великой императрицы были оценены еще при жизни. Современники даже заговорили о возведении памятника в ее честь. Идея быть увековеченной в бронзе или любом другом металле, конечно же, льстила бывшей прусской принцессе, ставшей во главе крупнейшей страны мира. Но в конечном итоге она решила увековечить для потомков не себя, а именно Петра, вошедшего в историю как царь-реформатор. Тем самым она намеревалась закрепить в общественном сознании мысль, что её преобразования – это продолжение петровских реформ, и что она достойный их продолжатель. В пользу этого решения говорил и календарь: как раз приближался 100-летний юбилей восшествия на трон Петра I, и лучшей даты для реализации этой идеи было не найти.

Подавив тешившие самолюбие мечты о собственном монументе, Екатерина Великая распорядилась отлить памятник своему предшественнику. Задача была поручена русскому скульптору, архитектору и художнику Бартоломео Растрелли, однако подготовленный им вариант императрице не понравился. Что же делать? На помощь пришли французские философы Вольтер и Дени Дидро, с которыми просвещенная царица вела активную переписку, и мнение которых явилось для нее особенно ценным. Они посоветовали обратиться к услугам именитого французского скульптора Этьена-Мориса Фальконе. В 1766 году Дмитрий Алексеевич Голицын, служивший полномочным министром при дворе Людовика XV, вручил 50-летнему Мастеру официальное приглашение в Россию.

Фальконе слыл человеком умным, деликатным, утонченным и бескорыстным, всю жизнь мечтавшим проявить свой талант в монументальном искусстве. Он понимал, что такого шанса ему может больше не представиться и потому безоговорочно принял предложение российского дипломата, посулившего за работу всего 200 тысяч ливров – вознаграждение для такого грандиозного проекта более чем скромное. В августе 1766 года уладили все формальности: подписали контракт, в котором обговорили общий вид и размеры монумента, сумму гонорара и сроки выполнения заказа, а также обязательство скульптора не отвлекаться на другие заказы, пока он будет работать над памятником Петру Первому.

Как создавался Медный всадник

Предложения о том, как должен выглядеть отлитый в металле император, звучали самые разные. Иван Иванович Бельской, руководивший Российской Академией искусств, предлагал изваять его с жезлом в руке и во весь рост. Статский советник Штелин видел Петра, окружённого другими статуями, аллегорически изображающими Победу, Правосудие, Благоразумие и Трудолюбие, и которые своими ногами подпирали бы худшие человеческие качества – Обман, Зависть, Леность и Невежество. Свою идею подала и Екатерина II: она считала, что Петр непременно должен быть с жезлом и скипетром и восседать на коне.

Фальконе не захотел воплощать в монументе ни образ монарха-победителя, ни изображения аллегорий. Он считал, что его работа должна показать Петра I, прежде всего, как выдающуюся личность – личность благодетеля и созидателя своей страны. Над гипсовой моделью Медного всадника он трудился на территории бывшего временного Зимнего дворца императрицы Елизаветы Петровны, находившегося на углу Невского проспекта и набережной Мойки (резиденция до наших дней не сохранилась). Мастеру «позировали» гвардейский офицер, а также Бриллиант и Каприз – два статных скакуна «орловской» породы. Француз внимательно наблюдал, как гвардеец буквально взлетал на одном из них на помост, ставя коня на дыбы, и по ходу делал многочисленные зарисовки. Императрица особенно придирчива была к модели головы Петра I, из-за чего скульптор её несколько раз переделывал.

Свой проект головы предложила и 17-летняя Мари-Анн Колло, ученица Фальконе, которую он привез с собой в Россию в качестве подмастерья. Это решило проблему: эскиз Екатерине понравился. Причем настолько, что за проделанную работу девушке назначили пожизненное жалованье в 10 тысяч ливров и приняли в Российскую Академию художеств. В ее исполнении лицо императора, озаренное глубокой мыслью, с широко открытыми глазами, выражало мужество и волю. А вот над змеей, что под ногами коня, работал русский скульптор Федор Гордеев.

Итак, гипсовая модель Медного всадника не без трудностей и горячих споров к 1769 году была изготовлена. Казалось бы, все сложности позади. Но впереди ждали новые испытания. Во-первых, государыне модель в целом не понравилась, поскольку француз не прислушался к ее предложениям и самовольно избрал облик памятника. Во-вторых, монумент предстояло отлить в бронзе. Фальконе рассчитал, что он будет сохранять равновесие только в том случае, если его передние стенки выполнить очень тонкими, не больше сантиметра. Отечественные литейщики с такими выкладками не соглашались. Браться за работу они не хотели еще и по причине колоссальных размеров скульптуры. Иностранных же мастеров ничего не пугало, однако за свои услуги они требовали весьма немалые деньги.

Спустя некоторое время литейщик, наконец-то, нашелся. Им оказался Емельян Хайлов, пушечных дел мастер. Совместно с французским скульптором он подбирал сплав нужного состава и делал пробы. Непосредственно отливка памятника стартовала в 1774 году и проводилась по невероятно сложной технологии. Необходимо было добиться, чтобы передние стенки в толщине своей непременно уступали задним, что придавало бы композиции необходимую устойчивость. Но вот незадача: труба, по которой расплавленная бронза поступала в форму, вдруг лопнула, испортив верхнюю часть монумента. Её пришлось удалить и еще три года затратить на подготовку ко второй заливке. В этот раз фортуна им улыбнулась, и всё было готово в срок и без происшествий.

В память об успешном завершении работ Фальконе на складке петровского плаща написал, что именно он в 1788 году «лепил и отливал» эту скульптуру. Тогда же у него вконец разладились отношения с Екатериной II, и скульптор вынужденно покинуть Россию вместе со своей ученицей. С этого момента работами по завершению памятника руководил академик Юрий Матвеевич Фельтен. Именно по его чертежам изготовили приведшую всех в восторг машину, с помощью которой транспортировали «Гром-камень», легший в основу пьедестала Медного всадника.

Кстати, о «Гром-камне». Его нашел в окрестностях деревушки Конная Лахта крестьянин Семен Вишняков, откликнувшийся на обращение в «Санкт-Петербургских ведомостях». Мегалит весил 1600 тонн и когда был извлечен из земли, то оставил после себя огромный котлован. Он заполнился водой и образовался водоем, названный Петровским прудом и сохранившимся до наших дней. Чтобы доставить камень к месту погрузки, нужно было преодолеть почти 8 километров. Но как? Решили дождаться зимы, чтобы подмерзшая почва не проседала под его тяжестью. Транспортировка началась 15 ноября 1769 года и завершилась 27 марта 1770 года (по старому стилю) на берегу Финского залива. К тому моменту здесь построили пристань для отгрузки исполина. Чтобы не терять драгоценное время, камень начали обтесывать по ходу перемещения. Однако императрица запретила его трогать: будущий пьедестал должен прибыть в столицу в естественном виде! Свой нынешний облик «Гром-камень» обрел уже на Сенатской площади, значительно «похудев» после обработки.

Интересные факты, мифы и легенды

Памятник Медный всадник, главный символ Северной Пальмиры, увековечивший Петра Великого на вздыбившейся лошади, был открыт 7 августа 1782 года. В честь долгожданного события состоялся военный парад, которым руководил князь Александр Голицын. Екатерина II на торжества прибыла в шлюпке по Неве. Поднявшись на балкон здания Сената, она надела корону и облачилась в порфир и подала знак, что праздник можно начинать. По горькой иронии судьбы, самого Фальконе на это мероприятие даже не соизволили пригласить.

Монументальное творение французского скульптора впечатлило присутствующих на церемонии величественностью и удивительной законченностью образа. Похоже, даже сама императрица, повелевшая оставить на постаменте надпись «Екатерина II Петру I», успела позабыть, что памятник ей изначально виделся совсем другим. И уж тем более никому не пришло в голову, что за Медным всадником начнет тянуться шлейф мифов и легенд, не говоря уже о просто заслуживающих внимания фактах. Причем едва ли не со дня установки.

Если сторонники царя-реформатора говорили, что монумент воплощает в себе мощь и величие Российской империи, и ни одному врагу, пока всадник находится на своем пьедестале, не удастся её сокрушить, то противники Петра придерживались противоположной точки зрения. Они не преминули заявить, что памятник уж очень напоминает предсказанного в Библии всадника Апокалипсиса, и что его появление в самом сердце столицы – предвестник страданий и смерти по всей стране.

Слава об удивительном памятнике вскоре разнеслась и далеко за пределами Петербурга. В глубинке даже возникла собственная версия его появления. Якобы царь Петр как-то придумал себе развлечение: сел на коня и перескакивал на нем с одного берега реки на другой. «Всё Божье и моё!» – воскликнул он перед первым прыжком. Ту же самую фразу он произнес и перед вторым, тоже удачным. В третий раз государь, перепутав слова, сказал: «Всё моё и Божье!» За такую «дерзость» Всевышний покарал его, обратив в камень, и он навечно остался памятником самому себе.

А вот еще одна легенда – о некоем майоре Батурине. Дело было в Отечественную войну 1812 года, когда наши войска вынужденно отступали и французы вот-вот могли захватить столицу. Чтобы врагу не достались ценнейшие произведения искусства, император Александр I дал указание вывезти их из города. Транспортировке подлежал и памятник Медный всадник. Но тут становится известно, что майору Батурину снится один и тот же сон, в котором он видит себя на Сенатской площади, рядом с монументом. Петр I якобы съезжает на коне с постамента и направляется к Каменному острову, где находилась резиденция государя. Во время встречи он пожурил Александра: «До чего ты, молодой человек, довел мою Россию. Но пока я на месте, городу моему опасаться нечего!» О необычном сне сначала доложили другу царя князю Голицыну, а тот пересказал его императору. Эвакуацию отменили, и памятник остался на месте. Существует мнение – правда, ничем не подтвержденное – что в основу сюжета поэмы «Медный всадник» А. С. Пушкин положил именно это предание. Тот же мотив прослеживается и в романе Ф. М. Достоевского «Подросток».

Широкое распространение в местном фольклоре получил и миф о призраке Петра Великого, привидевшемся сыну Екатерины II Павлу I, пока он еще не был императором. Наследный принц вместе со своим другом князем Куракиным прогуливался в том самом месте, где ныне находится памятник. И тут они увидели завернутого в широкий плащ человека, будто дожидавшегося их. Заговорив с ними, призрак направился к середине площади, показал на место будущего Медного всадника и сказал, что его снова увидят здесь. Прощаясь, он приподнял шляпу, и молодые люди едва ли не онемели от ужаса: таинственным незнакомцем был ни кто иной, как Петр I.

Медный всадник указывает рукой в направлении Швеции. Интересно, что в центре Стокгольма, столицы этой скандинавской монархии, находится памятник противнику Петра в Северной войне – королю Карлу XII, левая рука которого – совпадение? – указывает в сторону России. Еще интересный факт, как бы подтверждающий сон упомянутого майора Батурина. Монумент оставался на своем месте не только в Отечественную войну 1812 года, но и в Великую Отечественную войну 1941-1945 годов. В страшные дни блокады Ленинграда он был обшит досками и бревнами и уложен вокруг мешками с песком. Наша страна, как известно, устояла в обеих этих войнах…

Бронзовый император и его конь за все время своего существования подвергались реставрации только дважды – в 1909 и 1976 годах. Тогда же был произведен анализ при помощи гамма-лучей на предмет состояния каркаса скульптурной композиции. Он показал, что всё в порядке. Внутрь памятника даже поместили капсулу: в ней находятся сообщение о проведённой реставрации и датированная 3 сентября 1976 года газета. В советское же время (1988 год) Государственным банком была выпущена в обращение памятная 5-рублевая монета из медно-никелевого сплава, на которой был изображён Медный всадник. Она весила 19,8 грамма, общий тираж дензнака составил 2 млн экземпляров. Через два года свет увидела еще одна памятная монета, на этот раз номиналом 100 рублей и золотая, 900-й пробы – из исторической серии по случаю 500-летия единого русского государства. На нее также поместили изображение памятника Петру I.

Как добраться

Доехать до Медного всадника можно метрополитеном. Сходите на станции «Адмиралтейская» и, оказавшись на Малой Морской улице, сворачиваете влево и идете мимо Исаакиевского собора. Затем от него поворачиваете направо и идете к Александровскому саду. Сенатская площадь с установленным на ней памятником находится за садом.

Еще вариант: доезжаете на метро до одной из двух станций – «Невский проспект» или «Гостиный двор», выходите к Адмиралтейству и Дворцовой площади и, пройдя мимо, оказываетесь на Адмиралтейском проспекте. Свернув с него влево, доходите до Сенатской площади.

Или, если не хотите идти пешком, по выходу на станции «Невский проспект» пересаживаетесь в троллейбус (номера маршрутов: 1, 5, 10, 11 и 22), выходите на остановке «Почтамтский переулок» и возвращаетесь назад к Конногвардейскому бульвару, преодолев пешим ходом около 500 метров.

Другие достопримечательности Санкт-Петербурга
Медный всадник Конная статуя российского императора Петра I, известная как памятник Медный всадник, находится на...
Таврический дворец Таврический дворец считается одним из лучших архитектурных памятников русского классицизма, был...

Смотрите также: Фото Алеппо, Достопримечательности Ватикана, Города Барбадоса, Бурунди, Као-Лак, Минск, Заповедник Сиан-Каан, Приокско-Террасный заповедник



Наверх